Страница Артиста < Люди / группы < Арт
Cabinet Portrait
 

 
Портфолио

Биография:
«Ира у нас — художник!» — всегда говорили родители. Но учиться отдали в музыкальную школу. То ли считали, что рисовать их дочь и так умеет, то ли не думали, что профессиональное освоение навыков живописи действительно пригодится в жизни и карьере. Поэтому сейчас Ирина очень внимательно относится ко всем желаниям своей дочери:

— Я считаю, что надо следить за тем, к чему тянет ребенка. Хоть это маленький человек, но — человек, и то, что в него вложено природой, он ощущает острее. Я стремлюсь поддержать все желания моей дочери Лады. Получится — не получится, другой вопрос. Не все у нас доводится до конца, конечно. Но ведь пока не попробуешь, как узнаешь? Лада хорошо танцует и у нее совершенно отсутствует страх сцены. Рисовать она тоже любит, но сцена, мне кажется, ей ближе.

Ирине же приходилось принимать решения самостоятельно. Лет в двенадцать она сама пришла в кружок рисования при Дворце культуры в родном Томске и прозанималась там года два. Но потом появились другие увлечения. Хотя настоящий талант спрятать сложно, и уже в институте именно ей приходилось оформлять музыкальные и поэтические вечера.

Затем длительный период времени Ирине Сергеевой было совсем не до живописи: замужество, рождение дочери, работа, переезд из Томска в Алматы. Это был необходимый этап для самореализации в других областях. Но когда жизнь вошла в размеренное русло, творческое начало ее натуры взяло верх.

— У меня возникла просто острая необходимость начать рисовать, — вспоминает Ирина. — Как будто все, что копилось за эти годы, стремилось выплеснуться. У меня в голове роилась куча идей, но я не могла понять, как к ним подступиться.

И судьба словно дала Ирине второй шанс. В творческой студии, куда она привела дочь, была группа для взрослых. Ирина не смогла пройти мимо тех, кто рисовал натуру, и тоже присела за мольберт…

— У меня всегда было ощущение, что рисовать — это мое и что я всегда это смогу. Хоть сейчас возьму и напишу шедевр, думала я. А получилось по-другому. На моем первом занятии в студии рисовали натуру — молодую девушку. «Ой, — подумала я, — это мне пара пустяков!» И вдруг — рука не слушается! У меня был буквально шок. Часа два только вспоминала, как правильно водить карандашом по бумаге. Я поняла, что нельзя так безответственно относиться к подаренным природой способностям.

Можно сказать, что Ирине повезло. Это оказались не просто занятия для домохозяек, а профессиональная художественная студия Ирины Крупеня, работающая по академической программе. Это был первый серьезный этап в профессиональном обучении художницы. За четыре года Ирина прошла программу, соответствующую уровню художественного училища. Тщательно выполняла необходимые этапные работы. «Натюрморт с птицей», итоговая экзаменационная работа, до сих пор висит в квартире художницы как напоминание о необходимости серьезного профессионального обучения.
Техника

Из признанных мастеров сильная непреходящая любовь Ирины — Эль Греко. Но смотрит она на произведения великих, естественно, не как обыватель. Нередко задумывается, сможет ли достигнуть когда-нибудь такого мастерства. Хотелось бы, конечно. С другой стороны, их искусство вдохновляет: они тоже люди, и нет ничего невозможного. Но кумиры у нее только по технике, а не по идеям.

— Может, это прозвучит самовлюбленно и самонадеянно, — смеется Ирина, — но считаю, что идей у меня своих полно и мне не нужны ориентиры, откуда их черпать. А вот техника, видение натуры, умение уловить светотени, детали, вот это да! В этом у меня есть кумиры. Люблю Рубенса, Рембрандта, голландскую, фламандскую школу живописи. Микеланджело обожаю, в восхищении перед этим гением. Из современных мне нравятся пастозно пишущие художники, те, кто умеет удивительно ловить свет. Например, Бато Дугаржапов.

Индивидуальный художественный стиль самой Ирины сейчас, наверное, на стадии формирования. Многие из первых работ кто-то сочтет ученическими. Так по-академически правильно прописаны блики на бокалах, светотени на лицах. Но, как любил повторять Иосиф Бродский: «Чтобы написать свободный стих, нужно хорошо освоить законы и правила, от которых потом освободиться». Так же и в живописи. Чтобы появилась спонтанность мазка, легкость в выборе тона и непринужденность композиции, нужно освоить навыки классического построения формы, много работать с натурой. Пытаться понять себя, свои желания и, конечно же, учиться, учиться и учиться.

— Говорят, что художника обидеть легко, но я не из тех! С удовольствием слушаю конструктивную критику профессионалов, своих коллег. Всегда использую эту возможность. И когда сталкиваюсь с крепкими мастерами, я прямо хватаюсь за них, прошу мне показать особенные приемы, раскрыть личные ноу-хау. И чаще всего они не отказывают.

Работает Ирина много, динамично и с огромным желанием. Старается охватить все стороны бытия, но есть и особенно любимые темы. С одной стороны, по признанию самой художницы, писать повторяющиеся сюжеты ей скучно. Но в то же время посредством такого довольно статичного искусства, как живопись, она стремится передать яркую динамичность жизни. И каждая картина для нее, как кадр действительности. Результатом желания показать явление и с одного ракурса, и с другого — становятся серии.

— Например, тот же джаз. Это такое масштабное музыкальное явление! Мой интерес к этому направлению в музыке совпал с заказом создать серию живописных полотен для алматинского джазового фестиваля. Я окунулась в музыку с головой, хотела и то сделать, и это. Невозможно все отразить в одном произведении: просто мешанина получится на холсте. Поэтому образы получаются, как кадры. Может, у меня просто мышление какое-то режиссерское, клипмейкерское, но я прямо вижу эти образы сериям —, кадр за кадром.

И действительно, индивидуальное творческое «я» Ирины Сергеевой нашло активный выход в работах последнего года, посвященных музыке. Серия «Джаз» написана в отличном от ранних полотен стиле. Чистые, насыщенные цвета, фрагментарная композиция, динамика и экспрессия придают картинам эмоциональную яркость. Художница уже не стремится заполнить каждый сантиметр холста и оперирует не конкретными образами, а намеками, обобщая узнаваемые типажи до уровня символов. Резкие светотени и контрасты усиливают графическую составляющую работ, но яркие цветовые всплески уравновешивают рисунок, позволяя художнице добиваться гармоничного взаимодействия линии и тона. И полотна действительно начинают «звучать»!

— Мне кажется, что у каждого музыкального стиля своя особенная живописность. Так, джаз — несколько монохромен. У Армстронга, например, особенный голос с хрипотцой доминирует в восприятии. Или инструментальные композиции, где лидирует саксофон: он тоже создает определенную линию, идет моновосприятие.

Открытие последнего времени для меня — это Стив Вай, известный американский гитарист, входящий в лучшую тройку гитаристов мира. Меня вдохновило его творчество. Сейчас начинаю делать серию работ под впечатлением от его музыки. Но появятся новые работы и по джазу.
Музыка

Надо отметить, что музыка всегда занимала в жизни Ирины особое место. Как человека творческого, ее впечатляют все грани проявления таланта. Но все же музыка остается одной из главных муз-вдохновительниц.

— Я считаю, что музыканты и художники одного поля ягоды, — рассуждает Ирина. — Мы воспринимаем мир с каких-то других позиций. И для меня звук и цвет очень тесно связаны. Когда слушаю музыку, я словно вижу звуки, они превращаются в цвета палитры, наборы красок, световые брызги. У многих присутвует подобная взаимосвязь органов чувств: у одних — с запахами, у других — с тактильными ощущениями. А для меня музыка — просто мощнейший толчок к творчеству. Я без музыки просто не работаю! Кстати, первая моя выставка так и называлась — «Цветомузыка».

Именно тесная взаимосвязь музыки и живописи в жизни и творчестве Ирины дала ей возможность принять участие в международном арт-проекте «Волшебные краски Сибири», который проходил летом 2008 года в московском Доме национальностей. Его идейным вдохновителем стал лидер музыкальной группы «Калинов мост» Дмитрий Ревякин. Арт-проект «Волшебные краски Сибири» был призван показать образ Сибири через призму творчества рожденных на этой земле художников, поэтов, музыкантов. Музыка «Калинова моста» у художницы — в числе любимых, и цикл картин на темы песен этой группы был написан давно. Да и в целом тематика проекта сибирячке Ирине, родившейся в Томске, была очень близка. Выставившись вместе с известным российским художником Владимиром Распутиным, она с удовлетворением и радостью смогла увидеть, что не потерялась на его фоне. Хотя возможность выставляться с именитым мастером восприняла как определенный аванс и огромный стимул для дальнейшего развития.

Эта же выставка подарила Ирине встречу с замечательной певицей Алевтиной, бывшей солисткой группы «Мельница». Знакомство переросло не просто в дружбу, а в творческое сотрудничество. Певица предложила художнице сделать тематические эскизы картинок для печати на футболках .

— При этом она не ограничивала меня в творческих порывах, сказала только, чтобы это было «терапевтично». Кстати, очень хорошее слово. Сама считаю, что искусство должно быть терапевтичным. Зачем искусственно плодить негатив? Я не говорю, что художник должен надеть розовые очки и закрываться от действительности. Но если тебе дана особенная сила и ты влияешь на людей, то лучше нести свет и радость.

Особенной была для Ирины и работа с Сергеем Кристовским, одним из солистов группы Uma2rmaH. Для оформления первого сольного альбома музыканта Ирина сделала несколько портретов Сергея, и смонтировала на их основе оригинальный проект. Правда, в итоге продюсеры решили все же использовать фотографии, а не живописные образы. Но художница все равно считает работу с такой «натурой» прекрасным творческим опытом и жизненной удачей.
Портреты и не только

— Прошлым летом я была в родном Томске, — рассказывает Ирина. — Нашла свою папку с детскими рисунками. Там были портреты мамы и папы. Я с удивлением отметила, что нарисованные детской рукой они действительно похожи на родителей. Мне было тогда шесть лет.

При изначальном равенстве художественных жанров, портрет — все же один из наиболее технически сложных. Неточности уже не спишешь на «индивидуальность художественного видения». Мало того, портрет должен не просто внешне соответствовать оригиналу (а возможно, и вовсе не соответствовать), но невероятным образом передавать характер, настроение, душевное состояние модели. Ирине это, к счастью, удается. Возможно, определенную роль играет ее образование и несколько лет работы психологом. Ведь не секрет, что индивидуальные свойства характера — не всегда однозначно и жестко — но все же связаны с внешними чертами человека.

Но скорее, даже увлечение психологией — вторично. Важен в первую очередь неподдельный интерес Ирины к людям, открытость и внимание к отдельной личности. В каждом деле ей важен не только результат, но и творец. Не только произведение искусства — художественного ли, музыкального ли — но и личность, его создавшая. Попадая под очарование сильной натуры, она вкладывает в создаваемые портреты свое восхищение, придавая им жизненность, эмоциональную насыщенность и визуальную правдивость.

— Люди, конечно, интересные создания. У меня много портретов, видимо, потому, что получается как-то чувствовать людей. Иногда, когда погружаюсь в работу, мне кажется, что я становлюсь тем, кого рисую, как бы вхожу в его шкуру. Бывает, даже снится, что я — этот человек! Все это наверняка моя бурная фантазия, я не склонна к мистическому мировосприятию. Но какая-то энергетика, видимо, есть. Ее можно почувствовать и потом воплотить на холсте.

С особой теплотой написаны портреты близких — бабушки, отца. Даже любимый кот уже имеет свой портрет! С удовольствием пишет Ирина неординарных людей, встретившихся ей в жизни, создавая их в необычных образах. Стараясь достичь максимального внешнего сходства с портретируемым, художница всегда стремится передать в полотне и особенности характера, состояние души человека. Поэтому важную роль начинают играть одежда и аксессуары, поза, окружающие предметы. Все они дополняют главный образ, формируя у зрителя интерес к изображенной личности, желание постичь ее внутренний мир.

Особый дар — талант портретиста — за короткое время привлек особенное внимание зрителей к Ирине как к художнику. Именно портреты часто становятся работами, выполненными ею на заказ. Но в наше пресыщенное событиями время у портретируемого редко есть возможность позировать художнику несколько сеансов. Такое воспринимается уже как подарок. Поэтому обычно Ирина, пообщавшись человеком, пишет с натуры первый подмалевок, а потом работает с фотографиями, которые напоминают об увиденном человеке. Но и это не всегда удается: есть заказчики из России, из других городов Казахстана. Просили ее нарисовать и портрет-сюрприз для любимых, и даже уже ушедших из жизни людей. Тогда она просит предоставить как можно больше фотографий и видео, чтобы максимально много узнать об этом человеке и воссоздать его правильный образ.

— Я знаю, что нарисованные по фотографии картины многие художники не воспринимают как полноценное творчество. Но жизнь не стоит на месте. И то, что натуру заменила фотография, мне кажется нормальным. Главное — какой творческий импульс привносит в работу художник. Если с плоскости перенесешь на плоскость, у тебя может не получиться ощущения пространства, жизненности. А если художник, например, побывал в горах, уловил всю атмосферу, температуру, настроение и сумел передать ее в полотне, опираясь на фотографии, — прекрасно. Те же и с портретами. Ну не сидит перед тобой человек, а ты видишь только ряд фотографий. Но если ты успел его понять, прочувствовать, поймать и перенести это видение на холст, то результат будет соответствующим.

Но все же нельзя сказать, что портреты доминируют в творческом багаже художницы. Ее скорее интересуют жанровые картины. А вот обилие елок и горных речек в казахстанском искусстве совершенно отбивают желание писать даже великолепные алматинские горы, отличная панорама на которые открывается из окна квартиры Ирины. И если выходят из-под ее кисти пейзажи, то художница привносит в них особенную динамику, колориты, стилевые и композиционные приемы.

А вот что Ирину действительно не привлекает, так это актуальное искусство. Часто бывая в Москве и посещая галереи, она чувствует в contemporary-art слишком много зла, неприятных сюжетов, политических ассоциаций.

— Меня эти темы совсем не занимают, и, возможно, это мой большой минус как художника. И видимо, многие московские галереи не заинтересованы представлять мое творчество именно поэтому. Говорят, нас интересует только актуальное. Но я актуальное воспринимаю как сиюминутное. Ведь политика — это настолько преходящее: сегодня одна ситуация, завтра другая... Многие работы современных мастеров делаются огромных размеров, но при этом не очень высоки по технике. Я считаю, что все-таки художник должен уметь писать.

Не стремясь никого критиковать, я стараюсь слушать свою душу и верить ей. Художники всегда остро реагировали на социальные проблемы. Взять тех же русских «передвижников»: у них много тяжелых сюжетов, описывающих быт современной им действительности. Это психологически сложные вещи. Но когда ты выходишь из Третьяковской галереи после просмотра их работ, возникает чувство очищения, просветления. Когда же я выхожу с Винзавода — это очень модное место сейчас в Москве, где выставляется актуальное искусство, — то чувствую, что как будто всю энергию из меня высосали. Безусловно, жизнь многогранна, и через искусство это необходимо показывать. Но надо находить такую форму, чтобы оно все-таки подпитывало людей. Чтобы энергетика была дающая, несущая, а не сосущая. Лично для меня хорошо написанный предмет, может и не содержащий великой идеи, бывает ценнее, чем высокоидейное пятно. Но творчество не только в умении хорошо писать. Есть художники, у которых вроде идеально все написано, но не задевает глубин души. Должна быть найдена сложная гармония между формой и содержанием, и именно в стремлении к этой гармонии и раскрывается настоящий талант художника.
Выставки

Первая персональная выставка Ирины Сергеевой состоялась в Алматы в 2007 году. Мнение зрителей для художницы не столько определяюще, сколько интересно. Ее неособенно задевают негативные отзывы — невозможно нравиться всем. Но художник как настоящий артист (по-английски это слово так и звучит — artist), всегда стремится вынести свои творения на публику, получить ответную реакцию на вложенные в работы энергию и эмоции.

— Выставка — это, в первую очередь, праздник. Ты чувствуешь себя буквально именинником! Особенно, если есть определенная концепция, а не просто надергал работ и выставил. Это некий жизненный и творческий этап, к которому художник долго упорно идет. И я считаю, что «сливки» в виде поздравительных речей, хвалебных отзывов, вспышек фотоаппаратов и передач по TV — имеет полное право собрать. Потом, когда выставка заканчивается, начинаешь все осмысливать, видеть не только достижения, но и ошибки. Но этот праздник все же остается с тобой.

Выставки часто приносят неожиданные отзывы. Я закладываю одну идею, одно настроение в картину, а сторонние наблюдатели видят совсем другое. Иногда вещи, которыми я горжусь, вообще не впечатляют окружающих. Или наоборот, проходная или нелюбимая работа вдруг вызывает восторг.

По мнению Ирины Сергеевой, надо стремиться проводить выставки и на родине, и за рубежом. Дома и стены помогают. Все свои, и точно знаешь, что на вернисаж придет некая группа лиц, будет зал, зритель. В выставках за пределами отечества есть определенный риск. Но тем и интересней, что на незнакомой территории все личные моменты отпадают, и остается чистое творчество. И это настоящая проверка для художника.
Самоучки и профессионалы

По общепризнанному представлению профессионал — это человек, который занимается определенной профессией, отдавая ей все свои творческие, моральные, физические силы и достигает в ней высокого мастерства. Ирина серьезно занимается живописью и одновременно работает менеджером в крупной компании. И как ни удивительно, ей удается успешно совмещать эти два занятия:

— У меня есть два состояния: образно говоря, будто тумблер переключается в голове. Я либо художник, либо менеджер. Проблема возникает только тогда, когда я сижу в офисе, а ко мне приходит идея новой картины. И хочется скорее вернуться к своим краскам и растворителям, но у меня впереди еще рабочий день. Вот тогда бывает сложновато…Но пока справляюсь!

Конечно, Ирина несколько ограничена в своем творчестве временными рамками. Поскольку живопись не приносит стабильного дохода (надеемся, только пока), она использует другие свои таланты для поддержания материального благополучия семьи. Но с другой стороны, финансовая независимость от живописи дает ей легкость и абсолютную свободу в творчестве и самовыражении.

Полотна Ирины редко встретишь выставленными на продажу в художественных салонах. Тем не менее, они украшают интерьеры и офисы многих алматинских — да и не только — зданий. Потому что чаще Ирина работает по индивидуальным заказам. Бывает, что сначала идея не близка, но отказывать не хочется. И она берет заказ, потому что знает: уже сам процесс занятия живописью, безусловно, принесет ей удовольствие. Работа с красками и холстом, погружение в композицию, подбор тонов и колористических соотношений само по себе дарит творческое удовлетворение. И казалось, бы, обычный пейзаж или строгий парадный портрет в результате отлично передают индивидуальные эмоции художницы.

— Если учесть, сколько сил и эмоций я вкладываю в живопись и то, что мое творчество уже начинает приносить ощутимые материальные доходы, я думаю, это дает мне право считать себя профессиональным художником.

Как любой творческий человек Ирина полна «гениальных» идеи и «далекоидущих» планов. Но при этом, в отличие от многих, не боится их озвучивать, чтобы, как говорится, не сглазить. Скорее наоборот, она живет с чувством, что если озвучит свою идею, то обязательно должна будет воплотить ее в жизнь. Это как первая ступень в достижении заветных вершин.

— Что в моих планах? Сотбис! Ведь как говорится, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Но на самом деле финансовый успех я воспринимаю как показатель степени признания. Ведь если твое имя становится известным, а работы приобретаются ведущими коллекционерами мира, то делается это не за красивые глаза. Хотя в наше время в значительной степени влияние оказывает и PR, это я понимаю. Но, считаю, чем выше ставишь себе планку, тем большего достигнешь. Возможно, и не дойдешь до самой вершины, но если не пытаешься, то, естественно, вообще ничего не получится.

Но это долгосрочные планы. А в ближайшее время Ирина Сергеева планирует представить алматинским зрителям выставку своих последних полотен, навеянных джазовой и инструментальной музыкой. Она уже даже название придумала «Джаз и другие ноты». И как всегда, обязательно воплотит задуманное в реальность. А пока работы Ирины Сергеевой можно увидеть на ее сайте www.irinasergeyeva.com., оставить свои впечатления и комментарии. Ведь художнику очень важно, что бы его творчество было открыто зрителю!


Регион:
Казахстан — Алматы
E-mail:
Мобильный:
+7 701 721 6807 — Алматы
Skype:
irinasergeyeva
ICQ:
194-114-468
Веб-ресурс:
Мобильный:
+7 906 709 1170 — Москва