Бессобытийность бытия. Обзор < Рецензии < Арт-библиотека < Арт

Бессобытийность бытия. Обзор короткометражных фильмов фестиваля Clique

5 Декабря 2014 г., просмотров: 1064.
Кадр из фильма
Критиковать современное казахстанское кино давно уже стало хорошим тоном. Обструкции подвергается буквально все: от метафоры до синекдохи, от безыдейности до неумения снимать, играть, писать. Собственно, само современное казахстанское кино дает для такой критики массу поводов, делая ее во многом справедливой.

Не вдаваясь в рамках этой заметки в детальный разбор каждого из этих поводов, нужно отметить, что отечественный кинематограф попал в ловушку «постистории». Этим термином западные социологи называют временной период 90-00гг., когда развитые неолиберальные культуры Запада вступили в полосу хронического культурно-идейного кризиса.

Наиболее романтически настроенные из западных социологов описывают этот период словами Михаила Чехова: «когда маленькие люди в больших городах умирали не от голода, а от непонятной тоски». Занятия постмодернизмом на заре 90-х еще выглядело увлекательным, однако, в середине 10-х становится, действительно, тоскливым.

${similar_pages}Главной характеристикой «постистории» является фактура без мысли. Эта характеристика в полной мере относится к современной культуре всего пост-советского пространства, куда к середине 10-х и переместился эпицентр европейского кризиса. Казахстанский кинематограф как важная часть этой культуры в стороне от «фактуры без мысли» не остался.

Студенческий кинематограф, как лакмусовая бумажка, проявляет все проблемные коды кинематографа взрослого. Это отчетливо показал конкурс короткометражных фильмов молодых режиссеров «У нас свое кино», состоявшийся в рамках фестиваля Clique. Фестиваль отгремел в начале ноября и запомнился алматинцам яркой и эксклюзивной программой, состоящей сплошь из новейших европейских и американских авторских фильмов.
Из 74 присланных для участие в конкурсе фильмов, жюри в составе программного директора фестиваля Бориса Байкова, режиссера Адильхана Ержанова и продюсера Андрея Распутина отобрало 13 картин.

По словам Байкова, отбирать было трудно потому, что заявочные ленты не всегда соответствовали условиям конкурса:

«Было много хороших картин, хронометраж которых превышал 20 минут, были фильмы, снятые в 2008 году. Очень мало картин смотрелось каким-то единым целым, где-то были хороши лишь отдельные части».

Собственно, все 13 лент шорт-листа, в той или иной степени, грешат отсутствием «единого целого». Большинство молодых режиссеров, еще не встроенных в систему киноиндустрии, полагают, что реализм и экшн – примитивны и хороши лишь для низкопробного коммерческого кино. В то время как интеллектуалам положено витать лишь в эмпиреях метафор и метанимий, отмечая хоть какое-то сюжетное и смысловое развитие лишь пунктирной линией. Такое мнение –следствие той самой ловушки «постистории», фактуры без мысли, когда тянет говорить лишь о «мучительной бессобытийности бытия».

Представленные на суд немногочисленных зрителей фильмы были совершенно разными по хронометражу (от 3 до 20 минут), от этого вся программа смотрелась любительской. Многие режиссеры не использовали звук и пользовались черно-белым колором. Эти приемы позволили сразу оценить профессиональное мастерство режиссеров и сценаристов.

Так, изящная черно-белая зарисовка «Fly» Руслана Рахимова оригинально рассказала о конечности любой мечты, выразив это через полет мухи, мешающей работать художнику.

«Стул» Нурлана Жунусова, также оригинально, без звука, но в цвете, рассказал о том же самом. Герой фильма, пересаживаясь с одного стула на другой, каждый раз более респектабельный, не смог в полной мере оценить то, что дает ему жизнь, возмечтал о большем и, в результате, оказался ни с чем. Идеи в этих фильмах не банальны, высказаны до конца, повествование выстроено логично.

Еще один черно-белый фильм, «Мелочи жизни» Инкар Абдраш, при хорошей операторской, актерской и режиссерской работе страдает идейной слабостью, непроработанностью сценария и непонятным посылом. Единственную «мелочь жизни» зритель видит только в конце фильма, когда герой сообщает, что сидеть на унитазе лучше в позе ворона.          

«Концерт» Олжаса Ермекбаева (победитель фестиваля) при всем равновесии актерской, режиссерской и операторской работы также не отличается внятно рассказанной историей.

Сильная актерская игра и оригинальная идея отличают фильм Татьяны Ким «ё»: за 4 минуты мужчина и женщина разыгрывают преступление на почве страсти, однако, объектом страсти оказывается вовсе не женщина, а…книга.

«Сделка» Есени Абеновой, при всем богатстве использованных кинематографических приемов, вплоть до спецэффектов, излагает банальные истины о том, что «вдохновение не продается, но если постараться, то можно». Фильм сырой, растянут во времени, да и спецэффекты – десятилетней давности. 

Клишированным и несовременным выглядит фильм Газизы Малаевой «Он и Она». Немое кино о том, как двое встречаются на дороге (в буквальном смысле) жизни и начинают строить отношения. «Строительство» это показано посредством разных поз, которые принимают актеры. В финале выясняется, что эти отношения были из разряда «если бы»: если бы двое действительно остановились, то у них могли быть сложится отношения. Собственно, и идея фильма, и способ выражения этой идеи в фильме, давно уже спокойно живут себе на просторах мирового кинематографа.

Документальный фильм Айгуль Измаганбетовой «Отец и мать» оставил ощущение полной неясности: о ком идет речь в фильме и почему именно об этом человеке. Герой рассказывает о своем детстве, но, вопреки названию фильма, не уделяя особого внимания той роли, которую в этом детстве сыграли его родители. Хотя, для жанра документального кино, фильм снят профессионально, интересно и, при серьезной доработке сценария, вполне может стать хорошей полнометражной картиной.

Фильмы Рината Бекчинтаева «Марии нет», Ивана Беседина «Над вами», Марата Сембаева «Помеха» объединяют те же проблемы, что и некоторые предыдущие работы: качественно сделанные с технической точки зрения, они лишены мысли и режиссерской концепции, представляя собой просто набор картинок: героиня пошла туда, потом вернулась сюда, затем красиво встала у окна и посмотрела вдаль. 

Цельной и законченной работой смотрится картина Асхата Кучинчерекова «Закончился бензин». Фильм рассказывает о мальчике, который хотел научиться плавать. Вместе с отцом он едет на озеро, но по дороге встречает односельчан, у которых закончился бензин. Отец, после недолгих уговоров, не только поделился своим бензином, но еще и выпил вместе с попутчиками. Оставив мальчика ждать в машине, вся компания отправляется на поиски бензина на мотоцикле односельчан. Напрасно прождав полдня, ребенок пешком отправляется к озеру, чтобы воплотить свою мечту в жизнь.

Хорошая актерская работа, филигранно сделанный монтаж показывают зрителям, как отец из строгого воспитателя и примера для подражания превращается в человека, нарушившего свое обещание больше не пить. Для того, чтобы загладить свою вину перед сыном, а, вернее, просто заглушить голос своей совести, отец дарит сыну старинные часы перед тем, как оставить его одного посреди степи. Эти часы вместе с одеждой мальчика потом находит на берегу озера чабан и забирает их себе.

«Закончился бензин» — редкий пример хорошо рассказанной истории, где поступательное развитие сюжета, чередование общих и крупных планов, игра актеров, редкие, но выверенные фразы складываются в единую смысловую картину.

Очевидно, что научившись талантливо и мастерски использовать современные и винтажные кинематографические приемы, молодые режиссеры так и не решили для себя, о чем же им снимать, о чем разговаривать со зрителем довольно зрелым киноязыком. Перекос в сторону технического совершенства в отечественном кино произошел явно в ущерб смыслу, внутреннему содержанию. И короткометражное кино молодых режиссеров, представленное на фестивале Clique, тому явное свидетельство.  
Анна Дармодехина
Служба новостей «Artparovoz»
5 Декабря 2014 г.

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий