История успеха Ильдара Ба < Event-индустрия < Библиотека Импресарио < Импресарио

История успеха Ильдара Бакеева

25 Ноября 2013 г., просмотров: 1288.
Страница программы на сайт радиостанции «Финам FM» - http://finam.fm/archive-view/3674/



Расшифровка:

ЛИХАЧЕВА: Доброе утро, вы слушаете «Финам FM», меня зовут Елена Лихачева; здравствуйте. «Хлеба и зрелищ требуют всегда, в особенности в неспокойные времена, в которые мы с вами живем». С хлебом, как мне кажется, особых проблем не возникало, даже несмотря на кризис. Со зрелищами вроде тоже все в порядке. С другой стороны, насколько востребованы сейчас эти самые зрелища, какие зрелища востребованы – если они все еще востребованы, – как на них зарабатывать деньги, как на них делать бизнес – вот эти все вопросы очень бы хотелось задать нашему сегодняшнему гостю, вся жизнь которого, как я понимаю, в той или иной степени была связана со зрелищами, с артистами, с билетами, с концертными площадками, с гастролями, и так далее, и так далее. Ильдар Бакеев у нас сегодня в программе. Доброе утро.

БАКЕЕВ: Доброе утро.

ЛИХАЧЕВА: Сначала рубрика «Статус», потом начнем.

Статус: Ильдар Бакеев – основатель и руководитель билетного агентства «19-00.ру», концертного агентства «Euro Entertainment», основатель компании «Контрамарка.ру».

Как это делалось: Окончил факультет технической кибернетики и информатики Казанского авиационного института имени Туполева. Позже – продюсерский факультет Российской академии театрального искусства ГИТИС. Работал менеджером в Госконцерте СССР. В 2000 основал билетное агентство «Контрамарка.ру»; в 2003 – концертное агентство «Euro Entertainment»; в 2005 – билетную компанию «19-00.ру». В настоящее время работает над созданием системы электронной коммерции «Интершопмастер.ру». Женат, воспитывает сына. Организовывал концерты Элтона Джона, Стинга, Джеффа Бека, Гару, Сары Брайтман и многих других.

ЛИХАЧЕВА: И еще раз доброе утро, Ильдар. Проясните мне, пожалуйста, ситуацию с этими зрелищами в таком, глобальном смысле слова. На них можно сейчас ну хоть как-то зарабатывать?

БАКЕЕВ: Можно зарабатывать.

ЛИХАЧЕВА: Как?

БАКЕЕВ: Я заработал в прошлом году очень неплохо.

ЛИХАЧЕВА: Сколько? Огласите весь список, пожалуйста.

БАКЕЕВ: Ну, это будет нескромно говорить, наверное, но достаточно много – в общем, скажем, десятки миллионов рублей.

ЛИХАЧЕВА: Спасибо. В принципе, программу можно заканчивать.

БАКЕЕВ: Почему?

ЛИХАЧЕВА: Это была история успеха нашего сегодняшнего гостя; всего доброго и до свидания. Нет, шучу. Вообще, люди, которые работают в смежном с вами бизнесе или в вашем же бизнесе, даже в моей программе как-то и за эфиром, и в эфире не то, чтобы жалуются, но как-то сетуют, говоря о том, что раньше было очень просто, очень просто было собрать народ на концерт, очень просто было договариваться, было меньше конкуренции, был больший интерес, был какой-то даже ажиотаж, и билеты было продавать проще, и были какие-то понятные схемы. Сейчас ситуация кардинальным образом изменилась и стала гораздо сложнее. Вы с этим согласны?

БАКЕЕВ: Да, согласен – сейчас гораздо сложнее работать, чем раньше.

ЛИХАЧЕВА: Вот каким образом изменилась эта ситуация сейчас? Будем считать, в посткризисный период, в посткризисное затишье.

БАКЕЕВ: Ну, и в кризис, и в посткризисное затишье произошло, конечно, сокращение рынка в полном объеме. Но люди, у которых есть деньги, – а люди, у которых были деньги даже в кризис, научились в кризис зарабатывать их еще лучше, чем не в кризис – они все равно остались при деньгах, и даже получилось, что они даже при больших деньгах остались. Когда у человека есть материальный достаток, он хочет духовной пищи, и поэтому у такой аудитории, конечно, востребованы концерты. Но люди, которые заработали большие деньги – мы считаем априори, что это люди самостоятельные, активные, думающие, требующие какого-то хорошего отношения и, конечно, престижа и так далее. Вот слово «престиж» мы будем, может быть, употреблять много раз в нашей передаче, если до этого дойдет. Я бы хотел на этом остановить внимание. Ну, что я хочу сказать? Что

    хорошие мероприятия, концерты на хороших артистов и в кризис не уменьшились, а наоборот, именно эти концерты и были успешными. А вот все, что среднее, неизвестное и ненужное, оно отвалилось.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо. Допустим, остался определенный список концертов и востребованных исполнителей: цена билета снизилась, снизилась ли наполняемость зала?

БАКЕЕВ: Снизилась наполняемость залов, потому что уже много разных мероприятий, которые идут на разных площадках, есть мероприятия, которые идут на средних площадках, есть мероприятия с бюджетами, там, в десятки миллионов долларов уже, есть единицы миллионов долларов, есть сотни тысяч долларов, десятки тысяч… То есть, весь спектр мероприятий, он разный по бюджету. И, конечно, общая продажа билетов, особенно на… например, в прошлом году театры и цирки летом испытывали очень серьезные проблемы с продажей билетов вообще, вообще ничего не продавалось.

ЛИХАЧЕВА: Ну, это было связано с погодными условиями, там был просто крах.

БАКЕЕВ: Не только, не только. Погодные условия добавили, внесли свой вклад в это дело. Но лично у меня два таких конкретных примера: я уже несколько лет организую в Москве гастроли китайского цирка, к которому я пришел достаточно сознательно, потому что в свое время мне пришлось участвовать в создании билетной компании нового типа – я придумал, создал компанию «Контрамарка».

ЛИХАЧЕВА: Известная такая компания.

БАКЕЕВ: Да. То есть я нашел инвесторов, это был очень интересный период, это был период доткомов (.com), бума Интернета. Я до этого занимался гастролями русских артистов за рубежом. И

    за рубежом я видел много разных билетных систем нового типа, и когда я вернулся в Россию, то мне захотелось создать какую-то компанию нового типа, ориентированную, конечно, на коммерцию. Я понимал, что самое главное в этом бизнесе – это продать билеты, то есть получить деньги от зрителей, это главная технологическая и коммерческая задача.

Первое образование у меня компьютерное, я окончил Казанский авиационный институт, институт вычислительной техники – по-моему, он назывался факультет ФУС (факультет управляющих систем); и второе образование у меня театральное. То есть компьютеры – это одна часть моей жизни. А вторая часть была связана с моим увлечением музыкой с детства. И, в конце концов, все закончилось тем, что, будучи ди-джеем, потом я занимался театрами, занимался поставкой для создания музыкального контента для разных учреждений и так далее – я пришел к тому, что мне необходимо получить гуманитарное образование все-таки, и я в 31 год поступил в ГИТИС. Я его закончил с отличием. И там я специализировался по концертной деятельности.

ЛИХАЧЕВА: Слушайте: вообще это, по-моему, одно из самых выгодных сочетаний – я уже не раз встречалась с людьми, которые сочетают в себе какое-то очень ярко выраженное техническое образование, а потом… или наоборот, сначала какое-то гуманитарное, творческое начало, а потом какую-то техническую часть – и когда две такие составляющие встречаются в одном человеке, то, в общем, могут быть любопытные и интересные прорывы. Сейчас мы прервемся буквально на одну минуту, ладно?

БАКЕЕВ: Хорошо.

ЛИХАЧЕВА: Впереди рекламная пауза. После этого, Ильдар, все-таки расскажите про эту вашу новую жизнь уже после того, как вы окончили институт и стали, собственно говоря, уже продюсером – ну, говоря в нынешней риторике. Вы стали продавать билеты, учиться это делать, зарабатывать на зрелищах, что называется – не хочется говорить «на артистах». Ильдар Бакеев у нас сегодня в гостях – основатель и руководитель билетного агентства «19-00.ру». Кстати, именно он сделал «Контрамарку»; она, кстати, существует?

БАКЕЕВ: Да.

ЛИХАЧЕВА: Существует до сих пор, да? …А также концертного агентства «Euro Entertainment». Буквально через одну минуту мы вернемся в студию «Финам FM».

Реклама.

ЛИХАЧЕВА: И снова доброе утро. Ильдар Бакеев у нас сегодня в программе: человек, который сделал «Контрамарку.ру», концертное агентство «Euro Entertainment», ну и билетное агентство «19-00.ру» – не так давно он его основал. Доброе утро еще раз.

БАКЕЕВ: Доброе утро.         

ЛИХАЧЕВА: Итак, в 31 год у вас началась новая жизнь, то есть вы резко поменяли место жительства и, в общем-то, окружающую среду; и стали заниматься совсем другим делом, стали зарабатывать на зрелищах – ну, как уж мы припечатали в начале, пусть будет так, да?

БАКЕЕВ: Да.

ЛИХАЧЕВА: То есть, бизнес на зрелищах, скажем так. Какие были первые опыты в этом смысле?

БАКЕЕВ: В какой-то момент времени, когда началась перестройка, я был одним из инициаторов, что ли, участников продвижения кооперативного движения в России. Потому что все-таки зарубежные артисты были в руках этой организации в Госконцерте, поэтому ко мне обращались всякие активные молодые люди и просили, там… ну, речь идет о Советском Союзе и советских республиках, Госконцерт распределял артистов по всему СССР. Они обращались и просили западных артистов, и тогда они стали конкурировать с государственными учреждениями, филармониями и так далее. У филармонии, естественно, было преимущество. Вот. И я всячески старался отдать каких-то зарубежных артистов, которые были у меня, как у менеджера, именно таким людям, потому что работали они лучше, они работали уже в условиях нового экономического рынка – тогда это называлось новые условия хозяйства – и так далее, и так далее. В хозрасчет это все вводилось. Вот тогда произошел этот коренной перелом, когда на рынке появились самостоятельные участники, то есть люди, которые в коммерческом режиме, на свой страх и риск, стали зарабатывать на перфомансах, на зрелищах. Потому что все, что было до этого – это была государственная структура. И тогда пригодились эти знания – мы тогда их получали, что называется, в поле: у нас же сознание было социалистическое, а коммерции не было. Поэтому, конечно, люди, имеющие жилку – всякие жучки, коммерсанты, спекулянты от музыки – они к этому делу обратились. Ди-джеи, администраторы разных ансамблей. То есть в этой среде всегда существовала коммерческая жилка, просто она проходила или в черном, или в сером контексте – были всегда левые концерты, билеты как-то продавались: всегда мы знали, что в шоу-бизнесе все-таки что-то не в порядке, что-то химичат они…

ЛИХАЧЕВА: А мне кажется, наоборот, это была какая-то такая…

БАКЕЕВ: Школа.

ЛИХАЧЕВА: Нет, я не про школу хотела сказать. Какая-то магия шоу-бизнеса, которой сейчас уже, к сожалению, нет. А вот именно это и тянуло, может быть – большие потоки энергии, большие потоки людей, посетителей, людей, которые хотели этим заниматься, людей, которые хотели быть причастными к этому. Сейчас все как-то выхолощено, как-то все прозрачно – эту тайну, эту серость, эту черность, о которой вы говорили, изничтожили. Может быть, даже и жаль. Ну, ладно.

БАКЕЕВ: Немножко изменилось представление, наверное; хотя тайн тут хватает, потому что бизнес связан с тайнами…

ЛИХАЧЕВА: Да какие к черту там тайны уже, Господи, Боже мой? Самая большая тайна для меня – почему ни один продюсер не может сделать бизнес на одетой женщине, я вот понять не могу. То есть, мне кажется, это уже такой тренд. Ну, одень ты ее просто прямо чуть ли не в парандже, и на этой тайне сделай бизнес. Почему нет? Ну ладно, извините.

БАКЕЕВ: Ну, это немножко не мое. Тут я вам ничего не могу сказать, наверное.

ЛИХАЧЕВА: Даже билеты на такую женщину продавать было бы гораздо проще, мне кажется. Ну, ладно, Бог с ним. Давайте, вернемся…

БАКЕЕВ: Думаю, что да. Потому что

    женщина является основой аудитории в России, и они являются самыми активными посетителями концертных, театральных мероприятий и так далее.

ЛИХАЧЕВА: …Как и всего другого: книжных магазинов, выставок и прочего и прочего.

БАКЕЕВ: Да. То есть женщина стремится получить что-то больше духовного, чем материального – с определенной иронией, конечно.

ЛИХАЧЕВА: Почему это с определенной иронией?

БАКЕЕВ: Ну, потому что мы знаем, что женщины любят одеваться, любят тратить деньги на одежду, на сумочки, на то, на се – она любит быть красивой, и мы за это ее и любим и не осуждаем. Но в то же время, женщина действительно чаще мужчин ходит в театр, она является инициатором, берет мужа за руку и ведет и так далее.

ЛИХАЧЕВА: Ну, надо же где-то демонстрировать новое платье и сумочку.

БАКЕЕВ: И это очень благодарная аудитория, она ищет, конечно, на сцене театра сопереживания, она ищет ответы и так далее. Ну, в общем, на эту тему можно долго разговаривать. За рубежом то же самое – женщины являются большей частью активной аудитории.

ЛИХАЧЕВА: Да, хорошо, если останется время, мы, возможно, еще затронем эту тему про целевую аудиторию – она действительно любопытная.

БАКЕЕВ: В какой-то момент времени я понял, что мне тесно оставаться в рамках государственной организации, и я создал свое агентство, которое называлось «Лафарт». И стал заниматься экспортом русских артистов за рубеж. Вот, где-то 8 или 9 лет я возил за рубеж русских артистов.

ЛИХАЧЕВА: Кого?

БАКЕЕВ: Ну, это по инерции произошло. После Госконцерта я работал с большими коллективами, с Большим театром, Мариинским театром. Мы в первое время были маленькой фирмой, которая состояла из трех человек, помогала делать какие-то операции Мариинскому театру, мы занимались логистикой, там, обеспечением транспорта…

ЛИХАЧЕВА: То есть вы не были генеральным экспортером, но какие-то сегменты работали, да?

БАКЕЕВ: Мы пытались это делать, просто этот бизнес же очень личностный, там люди должны знать. Поэтому какая-то маленькая организация, которая… одно дело, ты находишься в составе большой организации в качестве менеджера, и за тобой стоит бэкграунд: государство, Министерство иностранных дел, УВС, и так далее, и так далее – это все же налаженные структуры. А другое дело, ты говоришь: «Давайте, я вам привезу, допустим, «Covent Garden». Ну, кто тебе поверит? Для этого нужен опыт, деньги. Вот опыт у нас был. Денег у нас, конечно, не было. У нас был только опыт, и денег не было.

Вот, и я стал вывозить русские коллективы за рубеж и очень много мы работали с оперой Покровского. Мы 8 или 9 лет возили эту оперу по всему миру. В 1991 году я в Америке купил первый свой компьютер лэптоп: тогда он назывался не ноутбук, а лэптоп. И вот, используя свои знания, компьютер и так далее, я очень много чего делал с помощью этого компьютера, находясь просто в поездке. Если я был в Германии, то я через факс-модем компактный включался в розетку, писал факсы, получал сообщения, там, предположим, по следующим гастролям в Аргентине, и так далее, и так далее. То есть, я всегда старался вести бизнес мобильный, с использованием компьютеров. И вот это, в конце концов, привело меня к тому, что, вернувшись из-за границы, я решил создать билетную компанию нового типа, которая бы использовала компьютерные технологии.

ЛИХАЧЕВА: Слушайте, а что насчет нового типа? То есть, сейчас я не могу понять, о чем идет речь по поводу нового типа. Эти билетные компании, которые распространяют или промотируют концерты и любые шоу где-то в Интернете, они стали настолько привычными, что уже не совсем понятно, что вы имеете в виду, под этим словосочетанием «Новый тип».

БАКЕЕВ: Я же говори о том контексте.

ЛИХАЧЕВА: Да-да, конечно, так вот проясните – на тот момент, новое это что было?

    БАКЕЕВ: На тот момент новое было то, что мы ввели электронные билеты. То есть, я придумал электронный билет в агентстве «Контрамарка», более того, тогда я хотел создать более глобальную компанию…  

ЛИХАЧЕВА: Правда? Вы первый это ввели?

БАКЕЕВ: «Контрамарка» была одной из первых копаний, которая ввела электронный билет на рынок. Дело в том, что я был знаком с директорами театров, я приходил к ним и говорил: «Я сделал компанию, хочу делать электронные билеты и продавать их через Интернет», а они так смотрели на меня, нахмурив брови, и говорили: «Интернет – это же хакеры, они сейчас влезут и украдут все наши билеты». То есть, было очень серьезное психологическое отторжение к этим новым формам, особенно со стороны театров. А все от того, что дистрибуция билетов в те годы, было очень жалкой, убогой и неэффективной. Когда я делал концерты в Госконцерте в последний день, за четыре часа до начала концерта я мог получить все билеты их городских касс обратно и иметь пустой зал и не иметь денег – у меня не было информации, как продаются билеты. Я пытался что-то с этим делать – я строил кассиров, я боролся с руководителями билетного агентства, в конце концов, я получил телефоны каждой кассы, я имел какие-то отношения с этими кассирами, поскольку у меня все-таки были зарубежные артисты, вот эти брони. Я пытался получить там вот эту информацию, записывал, я пытался все отслеживать – я же математик и инженер, я всю жизнь хотел все положить на графики, посчитать статистику…

ЛИХАЧЕВА: И все занести в табличку.

БАКЕЕВ: Да, занести в табличку, посмотреть тренд, коррекцию и так далее. В ГИТИСе тоже меня обучали тому, что можно взять два потока, посмотреть тренды, выявить глубинные закономерности, которые внешне непонятны и так далее. То есть я к этому всю жизнь тяготею, но, тем не менее, билет. Бумажный билет – он напечатан и лежит, предположим, в кассе на Пушкинской. На Пушкинской большой поток и люди пришли и купили эти четыре билета из тысячи, которые раздали в сто касс. Предположим сто касс – тысяча билетов, в каждую кассу дали по десять билетов. То есть в каждой кассе может быть по десять билетов, если поделить равномерно.

ЛИХАЧЕВА: А зачем их распределять равномерно?

БАКЕЕВ: Ну, так распределяли, потому что везде же сидят кассиры, они же хотят иметь билеты, потому что люди подходят к ним и говорят: «А у вас есть билет на «Bony M»?», например, условно говоря. А они говорят: «Нет, у нас нет билетов, вы идите в центр». Билетная компания, она же имела точки и распространялась по городу, вот такая была географическая дистрибуция, поэтому здесь билет продается, а том не продается. Но вот вернуть билет из кассы, предположим, где-нибудь в Останкино, в центральную кассу – очень сложно. Это нужно было вернуть их по накладной, оформить кучу документов, и на это уходило время. То есть, не было гибкости и не было скорости, поэтому я как инженер, электронщик и так далее, понял, что нужно работать с вербальной информацией. Я себе совершенно точно представлял, что все это должно быть в компьютере, она должна быть отделена от так называемого носителя. Но государство требовало, чтобы билеты печатались в типографии, чтобы была билетная книжка, чтобы они учитывались. В ГИТИСе нас обучал главный бухгалтер министерства культуры СССР, он был такой очень дотошный, он нам говорил, что нужно работать с распространителями, брать паспорта в общем, это очень долгая история. Там нас затачивали под то, что нужно очень внимательно работать с деньгами, с билетами, что должен быть учет и так далее. То есть, вся эта система контроля, она препятствовала распределению билетов, и получалось, что во времени билеты были всегда не в продаже. Поэтому введя электронный билет, введя электронную информацию везде, особенно в Интернете на сайте, вы получали новую среду, вы получали двадцатичетырехчасовой доступ к билетам.

    Я первый, кто придумал изометрическое изображение зала и внес туда, так называемые, Java-апплетики. Я их поставил для того, чтобы можно было подвести мышкой к месту на изометрическом плане зала, и увидеть качество билета. То есть, я сразу понял, что в Москве рынок будет конкурентным, что есть люди, у которых есть деньги, а есть люди, у которых нет денег.

Поэтому я делал такую систему у себя в «Контрамарке» – это точно, я первый сделал в России, и даже может быть в Европе, потому что немецкая компания «Eventim», которая, в конце концов, купила компании «Контрамарка» и «Партер», они у меня это увидели и удивились, как это мы в России это придумали – вот я так хвалюсь.

ЛИХАЧЕВА: То есть, я как бы захожу в этот зрительный зал и я смотрю, к примеру, я купила билет за сто рублей и мне важно посмотреть, я перед колонной купила или вообще хоть что-то под каким-то углом будет видно мне на сцене или нет

БАКЕЕВ: Конечно. То есть, я как бы зрителю в Интернете показывал качество билета.

ЛИХАЧЕВА: Это, кончено, классная фишка.

БАКЕЕВ: Я понимал, что, к примеру, вот этот билет должен стоить дорого, потому что он хороший, а этот билет должен стоить дешево – это один из принципов дистрибуции билета. Есть люди, которые хотят купить дорогой билет за любые деньги, потому что он нормальный пацан, заработал, с ним девушка, и он должен тут сидеть, понимаете? А другой понимает, что лучше он будет сидеть в первом ряду бельэтажа – повыше и подальше, там и видно большую картинку, и слышно лучше. Лучшие места и в консерватории и в Большом театре – это не первый ряд.

ЛИХАЧЕВА: Это не партер.

БАКЕЕВ: Это первые ряды бельэтажа, бенуары и так далее. Поэтому

    я сделал такую систему, которая наглядно давала возможность зрителю выбрать лучшие билеты, и тем самым, я как бы ввел билетную политику. Я стал специалистом по так называемой распоясовке билетов, когда ты каждому месту назначаешь цену.

Это очень важно, потому что на самом деле, за этим уже стоить дальнейший способ дистрибуции – людям которым нужны хорошие билеты, ты предлагаешь дорогие билеты, а людям, у которых нет денег, но они хотят видеть шоу, и понимают, что соотношение цена-качество у этих билетов лучше, они покупают более дешевый билет. Эта система сразу стала востребована в Москве, с этими расстояниями и невозможностью поехать. Попробуйте позвонить в театр сегодня – сегодня вам в театре, может быть, что-то и скажут, а раньше просто бросали трубку, и невозможно было получить информацию о том, есть ли там билете или нет. Поэтому мы ввели профессиональный call-центр, у меня там было по двадцать пять или тридцать операторов в смену, они выходили по очень жесткому графику – утром два человека, потом через полчаса четыре человека, потому что ведь посещаемость сайта, звонки в call-центра, они зависят от времени суток – в обед звонят больше, или приходят на работу, смотрят… В общем, Интернет давал мне всю эту возможность, мне было очень интересно.

ЛИХАЧЕВА: Наверное, вы просто окунулись в мир этих графиков, всплесков…

БАКЕЕВ: Конечно, это же измерения.

ЛИХАЧЕВА: Да-да, это же измерения.

БАКЕЕВ: «Нажми на кнопку и получишь результат» – помните, такая песня была?

ЛИХАЧЕВА: Рай. Сейчас мы прервемся на три минуты, тут у меня тоже есть кое какие измерения, мне уже сигнализируют и нужно прерываться – новости готовы. Буквально через три минуты мы с нашим гостем вернемся в студию «Финам FM», я еще раз его представлю – основатель и руководитель билетного агентства «19-00.ru», именно он один из создателей «Контрамарки», он создатель концертного агентства «Euro Entertainment», Ильдар Бакеев, у нас сегодня в программе. Через три минуты снова будем в студии «Финам FM».  

Новости.

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро. Ильдар Бакеев, у нас сегодня в программе – основатель и руководитель билетного агентства «19-00.ru», основатель компании «Контрамарка» и концертного агентства «Euro Entertainment». Еще раз доброе утро, мы говорим о вашем первом большом проекте, связанном с билетным бизнесом здесь в России, именно о «Контрамарка». На тот момент, там действительно были очень интересные фишечки, о которых вы говорили, часть из которых вы сделали и ввели первым на российском рынке – что еще было новенького?   

БАКЕЕВ: Наверное, это будет смешно, если я скажу, каким образом появилось агентство «Контрамарка» – помните, я говорил, что это был бум доткомов?

ЛИХАЧЕВА: Да-да.

БАКЕЕВ: Я пришел на первую интернет-конференцию с целью как мне в Интернете зарабатывать деньги, потому что я же работал за рубежом, и хотелось в России. Я слушал доклады всех этих умных людей, и я услышал доклад господина Новомлинского, он рассказывал об электронной коммерции. Мне это так понравилось, я понял – это то, что мне нужно. Я написал ему письмо, что у меня есть идея создать автоматизированную систему организации концертов на территории России и бывших стран СНГ. Мне хотелось как инженеру. Работая в Госконцерте, я занимался логистикой и понимал, что нужно артиста куда-то двигать – в этот город, в этот, а этот берет, этот не берет, или, например, менеджер рядом со мной посылает другого артиста в один город и мы начинаем сами с собой конкурировать, в общем, хотелось вести какой-то формальный метод, хотелось получить все это в онлайн, и хотелось за этим наблюдать и рулить – из центра рулить всем. И я написал, что у меня есть идея создания автоматизированную систему по организации концерта, он сказал: «Ух ты, интересно! Приходи». Я пришел и рассказал ему, он сказал: «Слушай, офигенная вещь! Здорово. Давай начнем с чего-нибудь простого?» Я сказал: «С билетов», он согласился, и так мы начали билетную тему развивать – это была компания… Можно ее назвать в эфире?

ЛИХАЧЕВА: Можно.

БАКЕЕВ: Тогда она называлась «eTopS», сейчас, по-моему, она называется «TopS Business Integrator». Он сказал, что у него есть люди, которые ищут такие проекты, вот такая инвестиционная компания. Я подумал, может, бандиты какие-то, ищут, куда свои деньги вложить, он сказал, что «нет, нормальные ребята, им нужны интересные проекты, а у тебя проект очень интересный», и так он меня с ними и познакомил. То есть, я с улицы нашел людей, я им это рассказал, им это очень понравилось и мы создали компанию «Контрамарка». Это была компания «IT-Invest», они в меня поверили, вложили деньги, мы написали бизнес-план, мы долго думали и купили западный софт, потому что подумали, что русский софт, написанный на коленке, нам не будет нужен, потому что компания создавалась для продажи. То есть, мы хотели вырастить какой-то бизнес-дотком, как тогда можно было, и продать его.

Вот с этого вся эта история и началась. Но я им все время говорил: «Давайте сразу билеты продавать, а не делать электронную версию компании», а они говорили: «Нет-нет, мы сейчас все так круто создадим, выйдем на рынок и всех убьем». И в это время компания «Партер», которая появилась примерно в это же время, но она раньше вышла на рынок, и мне пришлось какое-то время ее догонять – это было такое творческое соревнование, а сейчас эти компании объединились и сейчас это одна из самых сильных и мощных компания на российском рынке и, в общем-то, в мире, потому что она является частью большой компании из Европы. Но все равно, я же изначально был промоутером по своей профессии – закончив ГИТИС, я в Госконцерте занимался организацией концертов. И «Контрамарку» я продвигал как промоутер – все думали, что «Контрамарка» это концертная организация, на самом деле нет. Я входил в мероприятия, я финансировал мероприятия, промоутерам, которые приходили мне давать билеты, я предлагал свое участие, свой опыт – я делал распоясовки, я делал много разных вещей, то есть я входил в их бизнес и в очень многих проектах был соорганизатором.

ЛИХАЧЕВА: А на каких финансовых условиях это обычно происходило?

БАКЕЕВ: Дело в том, что компания «Контрамарка», она же росла. У меня была задача сделать компанию, которая завоевала бы долю рынка. Поэтому я старался быть монополистом, захватывать больше мероприятий, захватывать лучшие мероприятия, стоять в рекламе и единственному продавать билеты, поэтому я забирал мероприятия целиком. Например, какой-то промоутер говорил, что хочет сделать такого-то исполнителя, я говорил: «Давай билеты мне, «Контрамарка» будет эксклюзивным агентом», потому что тогда уже была конкуренция, был «Партер», были другие, были городские кассы, которые тоже были нашими конкурентами.

ЛИХАЧЕВА: Вот из десяти таких мероприятий, сколько проваливались, в случае, когда вы забирали все билеты? Вот забрали все, а раз, и не продалось. Наверняка был какой-то процент – интересно, какой?

БАКЕЕВ: Да, но все равно был опыт положительный.

ЛИХАЧЕВА: А все-таки сколько?

БАКЕЕВ: 70% мероприятий, в которых я принимал участие, были успешными. Потому что я анализировал и прогнозировал успешность того или иного мероприятия. Дело в том, что шоу-бизнес, как и вся культура, – это на самом деле неопределенность на неопределенности и неопределенностью погоняет – это некоторая вариация выражения Гоголя, но тем не менее это так. Ты не знаешь, сегодня артист популярен, завтра он не популярен – от чего это зависит? Как понять?

    В 2003 году мы делали концерт Элтона Джона, который увеличил обороты «Контрамарки» ровно на порядок, а случилось так – ко мне пришел мой знакомый, бывший финансовый директор Большого театра, господин Фомин и говорит: «У меня есть контракт с артистом, есть контракт с площадкой, есть контракт со спонсором, но спонсора нет, что мне делать? То есть, я все подписал, а спонсор, грубо говоря, соскочил». И я понял, что это очень хорошая возможность для «Контрамарки», потому что это очень серьезный артист.

Я на него, помните, из Казани пешочком приезжал и за сто двадцать рублей билет купил, самый плохой какой только можно было купить, но я был счастлив, потому что я видел, как он ногой стучит по роялю, это была легенда, и так далее. Я уговорил своих партнеров и сказал им, что это нужное мероприятие, мы прикинули смету всего этого дела, и когда я сделал распоясовку, я был в ужасе, потому что у меня билеты стали стоить от полутора тысяч долларов. Я четыре дня не мог свыкнуться с этой мыслью – как мне продавать такой концерт без спонсора, чтобы билет в первом ряду должен был стоить 1,5 тысяч долларов. Мозг мне говорил, что это очень опасно, это очень страшно, что многое на этом можно потерять, но интуиция подсказывала – это надо делать, это то, что надо.

ЛИХАЧЕВА: А это был какой по счету концерт Элтона Джона в Москве?

БАКЕЕВ: Ну, 2003 год, отступитесь концертов пять или шесть назад. Могу сказать, что предыдущий концерт до этого в Питере, он был продан не очень хорошо, он был скучным, а предыдущий концерт в Москве вообще был неудачным – организаторам чуть ли не бесплатно пришлось раздавать билеты. А этот концерт был очень популярным – он был очень хорошо продан, был sold out. То есть, получилось, что я сделал престижный концерт, я сказал – артист супер, и цены на него должны быть супер, и люди в это поверили, они купили, у нас был sold out, 98% продажи. Когда посередине концерта приезжали западные менеджеры и говорили: «Как продажа?» Я говорил: «Нормально». «Если зал будет пустой, то Элтон Джон на сцену не выйдет. У вас нет спонсора, это же безобразие», я говорил: «Он выйдет». «Почему?» «Потому что я уже все продал», понимаете? Это был такой концерт, где цена билета была драйвом, люди в очереди обсуждали цену билета. Мне звонили люди из Владивостока, некий Володя мне позвонил и говорит: «Я хочу билет в первый ряд. Но так, чтобы видеть руки Элтона Джона. Я люблю Элтона Джона и хочу видеть». Я сказал, что билет будет стоить очень дорого, я лично распределял первые места и продавал вот это все директорам банков, владельцам банков, мне звонили такие люди.

ЛИХАЧЕВА: Понятно. То есть, в принципе, из концертной площадки, в такой концепции делается некий ресторан, где всем абсолютно по фигу, вкусно там или не вкусно. Но там просто такой ценник, что ты заходишь, и сразу и все сразу понимают – да, этот человек социальный или материально состоялся, потому что он просто может себе это позволить. То есть, вот как-то так? То есть, в общем-то, все ставится с ног на голову.

БАКЕЕВ: Понимаете, я как бы объясняю зрителю, что это суперартист и он стоит дорого. Он действительно дорого стоит.

ЛИХАЧЕВА: Но вы просто тешите их самолюбие и говорите: «Слушай, слушай, слушай…»

БАКЕЕВ: Конечно

ЛИХАЧЕВА: «…Ты же можешь купить за полторы тысячи…»

БАКЕЕВ: Мне звонил один человек из банкиров и спрашивал, сколько стоить билет, я сказал, что полторы тысячи, и он думал, пойти ему с женой, или пойти с любовницей, или пойти одному купив билет в первый ряд, или с женой, но во второй ряд… То есть разница была пару тысяч. И как вы думаете? Он пошел один, и купил себе билет в первый ряд, не пошел с женой, и любовнице во второй.

ЛИХАЧЕВА: Не люблю я все-таки банкиров – жмоты они.

    БАКЕЕВ: Понимаете, я играл на самолюбии, на престиже, что входит в этот бизнес. Люди ходят в театры и на мероприятия еще и ради престижа, потому что это то место, где можно себя показать.

ЛИХАЧЕВА: Вы один из тех людей, которые уже убили классическую музыку, и на этот счет есть соответствующая книга.

БАКЕЕВ: Это не я был.

ЛИХАЧЕВА: И скорее всего, убьете и концерты а-ля Элтон Джон, Патрисия Каас… Хотя Патрисия Каас сама себя убила, ну и ладно, и так далее, и так далее, и вероятнее всего вы скоро доберетесь, если уже не добрались и до театра, и далее по списку. Потому что, ну, нельзя так делать, вот что вы творите?

БАКЕЕВ: Смотрите, мы возвращаемся к самому главному.

ЛИХАЧЕВА: Давайте.

БАКЕЕВ: Как мы зарабатываем на зрелищах? В Москве дорогой рынок, да? В Москве зрители платят хорошие деньги за хорошие мероприятия, потому что в Москве у людей есть деньги, и деньги это достаточно большие. Можно купить билет в Европу и там посмотреть того же Элтона Джона, но гораздо проще после работы пойти с женой или товарищами или с кем-то, и потратить на это полтора часа. Потому что разница денег будет та же самая.

ЛИХАЧЕВА: И в Европу слетать – полторы тысячи, и у нас пойти в первый ряд, тоже полторы тысячи.

БАКЕЕВ: Вот, но концерт в России – это русская аудитория, это такие же русские люди, дело в том, что концерт – это же коммуникация, это общение зрителя с артистом, это такая магия, которая возникает на хорошем концерте, на хорошем спектакле. Это не просто тебе какой-то текст говорят, ты постоянно общаешься с актером, а актер общается со зрителем, это всегда беседа, это общение, и это не равно концерту в Лондоне или не равно концерту в Америке, поэтому я сторонник того, чтобы артисты к нам сюда приезжали. И артисты приезжают к нам сюда, но, к сожалению, до сих пор это происходит по остаточному принципу, потому что невыгодно хорошему западному артисту приезжать в Россию. Объясняю, почему, потому что в Европе расстояние между городами очень близкое, они могут каждый день делать концерт, а для того, чтобы приехать хотя бы из Польши сюда и перевезти оборудование, хорошее, дорогостоящее шоу, так называемое full production, когда все готово, когда сцена, свет, все выстроено, надо минимальное время на его монтаж и тебе дают качественный продукт, отрепетированный заранее, и так далее, понимаете, нужно много времени.

ЛИХАЧЕВА: Слушайте, но ведь разница в билетах на наших самых центральных, основных площадках, она ведь не просто существенно, она иногда превышает…

БАКЕЕВ: На порядок.

ЛИХАЧЕВА: Ну да.

БАКЕЕВ: Конечно, это цена вопроса.

ЛИХАЧЕВА: А логистика все равно как бы зашкаливает, все равно экономически настолько невыгодно?

БАКЕЕВ: Конечно, потому что, ну, условно говоря, у артиста гонорар 100 тысяч долларов, и он в Европе за 4 дня сделает 4 концерта и заработает 400 тысяч долларов, а в России за это время он сможет сделать один концерт только, причем, только доехав сюда, а еще нужно время, чтобы вернуться обратно. То есть за 6 дней он заработает на Западе 600 тысяч долларов, а в России он заработает 100 тысяч долларов, поэтому он берет 600 тысяч.

ЛИХАЧЕВА: Понятно, то есть ни о каком падении билетов, мне все-таки показалось (вот вы мне не говорите, но я точно знаю, я хожу на большое количество концертов и точно знаю, что ценник несколько снизился за последние 2 года), а сейчас вы говорите, что он снова выровняется и будет все дороже и дороже, то есть это тренд ясен и он однозначен, по-вашему?

БАКЕЕВ: Думаю, да, потому что прошлой осенью я сделал концерт Стинга в «Крокусе» и самый дорогой билет, VIP-билет, их было мало, стоил 60 тысяч рублей. У меня был sold out полностью, я даже больше продал билетов, чем их было первоначально в распоясовке.

ЛИХАЧЕВА: Спасибо за исчерпывающий ответ, на одну минуточку мы прервемся, Ильдар Бакеев у нас сегодня в гостях, человек, который уже очень много лет делает бизнес в Москве именно на билетах и на зрелищах, на артистах, он работает именно вот в этом бизнесе. Давайте мы сейчас действительно вернемся в сегодняшний день, и еще раз поговорим о том, вот какие могут быть сейчас, может быть, новые способы продвижения артиста, и продвижения билетов в продаже, зарабатывания на этом, есть известные способы, есть только нарождающиеся, но попробуй ты еще и сам на этом заработать. Основатель, руководитель билетного агентства «19.00.ru», один из основателей «Контрамарки» и концертного агентства «Euro Entertainment», через минутку вернемся.

Реклама.



ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро, у нас сегодня в гостях основатель и руководитель билетного агентства «19.00.ru», «Контрамарка.ru», агентства, которое уже не принадлежит Ильдару, оно продано и объединено с «Портер.ru», концертного агентства «Euro Entertainment» также основатель, Ильдар Бакеев у нас сегодня в программе, еще раз доброе утро.

БАКЕЕВ: Доброе утро.

ЛИХАЧЕВА: Я попросила вас рассказать то, о чем вы не сказали в начале нашей программы, хотя я задавала вопрос, но теперь мы уже грамотно подвели и можно понимать, о чем пойдет речь: рассказать о новых методах продвижения билетов, продвижения, промоутирования артистов, как на этом сейчас, собственно говоря, зарабатывать, именно в вашем артистно-билетно-зрелищном бизнесе.

БАКЕЕВ: Когда ты делаешь концерт серьезного артиста, ты всегда думаешь: «Продастся – не продастся», все об этом думают, вопрос – как понять, как это вычислить, как это сделать? Невозможно, казалось бы на первый взгляд. И я задал себе вопрос: «А почему я должен угадывать? Нужен артист, не нужен? Популярен или нет?», может быть, есть какой-то другой способ?

ЛИХАЧЕВА: Измерить.

БАКЕЕВ: Измерить, да, как? И тогда я решил, что стоит спросить у зрителя, кто им сейчас нужен, и за что они готовы платить деньги. И тогда я задал себе вопрос следующий: «Где я могу спросить зрителя?», на улице, что ли, стоять, листовки раздавать: «Звоните мне!» Но я же как, человек Интернет-зависимый и компьютерный мен, я естественно читаю, смотрю социальные сети, мне все это было интересно, и я подумал, что мне надо пойти в социальные сети. Я окунулся, долго смотрел: «Одноклассники», еще что-то, и решил, что «В Контакте», наверное, получше будет, там больше музыки и так далее. Вот,

    я пошел «В Контакте», создал группу, которая называется очень длинно, но каждое слово правильное, на мой взгляд, называется: «Мы сами приглашаем любимых артистов на гастроли».

ЛИХАЧЕВА: Слушайте, вот везде один и тот же тренд. Книжники то же самое говорят: «Вы знаете, мы сейчас собираем какой-то пул людей, которые готовы заплатить за очень небольшой тираж», то есть им надоело выпускать какой-то большой тираж и потом гадать о том, продастся он или нет, или он будет валяться на складах и их будут возвращать непроданные, а они деньги уже потратили, а так получается, что делаешь под заказ. Делают небольшой тираж и они точно знают, что именно этот человек купит эту книгу, вплоть до того, что чуть ли не 10 экземпляров могут напечатать издательства небольшие. И такие тренды не только в книжном бизнесе, и не только в вашем бизнесе, а я так понимаю, везде – индивидуальный заказ, вот он, основной тренд для многих.

БАКЕЕВ: Конечно, мы же живем в мире сообщающихся сосудов, Интернет и так далее, интуитивно, если ты находишься в контексте, ты постоянно задаешь себе вопрос и пытаешься найти ответ, а это же жизнь любого бизнесмена, он постоянно пытается изменить ситуацию: уменьшить, увеличить, сократить…

ЛИХАЧЕВА: Зайти с какого-то другого хода.

БАКЕЕВ: Да, найти другой ход и так далее.

ЛИХАЧЕВА: Черный.

БАКЕЕВ: Вот, и я обратился к зрителям. Дело в том, что в Москве очень дорогая реклама и более того, она неэффективная…

ЛИХАЧЕВА: Да.

БАКЕЕВ: …

    Я ненавижу наружную рекламу, она стоит уже тысячу долларов каждый щит на заборе, но он неэффективен, потому что их уже очень много.

То есть раньше, если ты ехал на машине и видел рекламу, то думал: «О! круто!», тогда я использовал двойные, тройные места и все говорили: «Если крутой артист, то много рекламы», то есть мы у зрителя возбуждали интерес таким образом, а сейчас это уже плохо работает, до сих пор это, конечно, работает, но все хуже и хуже. И затраты на рекламу составляют очень большую часть билетов, а если, естественно, ты понимаешь, что на широкие концерты ты должен сэкономить и сделать билеты ниже, притом, что у тебя гонорары высокие, значит, нужно экономить на чем, ну, например, на рекламе, а как это делать? Поэтому я понял, что мне между зрителем и мной, как организатором или билетным агентом, мне посредники не нужны.

ЛИХАЧЕВА: Надо расчистить путь.

БАКЕЕВ: Я хочу знать каждого зрителя, хочу знать, что он любит, я хочу быть ему полезным и сделать ему то, что он хочет в данный момент. То есть, я не хочу рисковать, а хочу гарантировано это сделать, поэтому я понял, что мне проще собрать зрителей и привезти для них артиста. Многие смеялись надо мной, и сейчас смеются, потому что на самом деле, это входит в серьезные противоречия с этой устоявшейся системой, где: «Товарищ, кто больше, мы вам, наверное, дадим», а дальше начинается: 25, 30, 40, 50, и так далее, понимаете?

    Я сейчас развиваю совершенно новую систему таких публичных концертов, где зрители могут управлять этим процессом, когда собирается пул зрителя, и они становятся таким коллективным олигархом – они заказывают тебе артиста.

ЛИХАЧЕВА: Фактически, как это происходит? Вы заходите в любую социальную сеть, ну, в Facebook, например, в любую сеть, заходите и кидаете такой клич: «Эй, а кто тут на Бэнсона?», так это происходит?

БАКЕЕВ: Нет, нет, я делаю это не так. На самом деле, эта компания, как и любой продукт медийный, он должен, конечно, развиваться, но я всю жизнь был сторонником так называемого поднимания тяжестей, для того, чтобы мускулы были у меня и у моих компаний, я все время берусь за трудные проекты, невероятные. Я понимаю, что если я это преодолею, то я научусь, у меня появится стимул. Поэтому я никогда ничего не спамлю, не делаю, и так далее, я создаю сарафанные телеграфы, я пытаюсь вызвать у зрителя настоящий интерес, я хочу быть интересным своему зрителю.

ЛИХАЧЕВА: Вирус? Что? Как? Как фактически?

БАКЕЕВ: Нет, я единственный, я говорю: «Вот, я Ильдар Бакеев, я промоутер, я билетный агент, я готов ответить на любой ваш вопрос, я готов вам привезти любимого артиста, я только не скажу вам, сколько стоит его гонорар, не спрашивайте, с кем он спит и так далее… я готов для вас это сделать», то есть я как бы саму кухню шоу-бизнеса делаю интересом для этих людей. У меня «В Контакте», в группе моей, которая так называется, больше 18 тысяч человек, понимаете, то есть люди туда приходят, они заказывают артиста, мы там устраиваем опросы. Приходит человек и спрашивает: «А можно заказать там «NightMare»?», я отвечаю, что не знаю такой группы, потом сам в Интернете нахожу, что это такая средненькая французская группа, это неплохо. А принцип такой: ты заводишь тему в моей группе и ты сам ее продвигаешь, то есть ты говоришь своим товарищам, ты заходишь в другие группы, пишешь в разных социальных сетях в разных группах…

ЛИХАЧЕВА: Секундочку, а вы понимаете, что рано или поздно, может быть, даже рано, вы окажетесь тем самым посредником, который вам сейчас, на пути к вашему зрителю, не нужен, и очень скоро это дойдет все до того, что вас просто, как посредника, отодвинут, и вот это сообщество будет объединяться уже на каких-то других началах и само приглашать к себе кого им надо?

БАКЕЕВ: Это не получится потому, что

    для того, чтобы организовать концерт и тем более в России, надо это уметь, надо быть профессиональным промоутером, потому что организация концерта в России, наверное, как и многие такие конкурентные бизнесы, это сродни войне.

ЛИХАЧЕВА: Так прямо жестко?

БАКЕЕВ: Конечно, это очень материально серьезная ответственность, это очень неопределенная ситуация.

ЛИХАЧЕВА: Это криминальный бизнес, вот просто, да или нет?

БАКЕЕВ: Нет, уже нет.

ЛИХАЧЕВА: Уже нет?

БАКЕЕВ: Уже нет. Смотрите, например, таможня на границе останавливает грузовик, смотрит на документ провозочный и не видит нужной печати, он останавливает грузовик и тормозит его, и нужно проявить кучу усилий, и показать ему, что нужная печать стоит на другой странице, но он не задумывается, он машину останавливает, а если машина едет к сроку, чтобы выгрузить оборудование, вы теряете концерт, понимаете? И таких моментов в этом бизнесе очень много, очень трудно сделать вовремя концерт, довести артистов, сделать билеты, сделать визы в последний момент, это всегда, всегда трудно, поэтому не профессиональные люди этого делать не могут, зритель сам не может этого сделать, это делают профессиональные промоутеры. И вторая причина, почему: агент любого артиста, даже маленького, он хочет доверять человеку, он хочет знать его репутацию, что он сделал…

ЛИХАЧЕВА: Понимать, к кому он, в принципе, едет.

БАКЕЕВ: Кому он вверяет в руки деньги и жизнь артистов своих, тем более, что все-таки на Западе на Россию смотрят как на страну медведей, которые на улицах ходят.

Вот был такой пример, это я сейчас немножко забегаю вперед, когда я создал эту группу в социальных сетях, а создал я ее знаете почему, потому что я решил, что у нас рынок слишком англоязычный, и нужно создать новый рынок (я когда-то создал рынок китайских артистов в Москве, потому что я уже 7 лет привожу китайских артистов, это тоже было случайно, не буду сейчас об этом говорить, но мои жизненные удачи состоят в том, когда я делаю что-то новое, открываю новые рынки). И я решил заняться франкофонной музыкой. И я встретил свою старую подругу по Госконцерту, которая живет во Франции, и мы с ней так договорились, что будем продвигать французских артистов. Она мне говорит: «Давай, давай, с кого начнем?», тогда был пример концерта Гару, и я сказал: «Давай начнем с Гару». И я сделал концерт Гару, и у меня была очень хорошая продажа, 98%, никто не верил, это был очень плохое лето 2006-2007, не помню, но, в общем, концерт продался отлично. А почему? Потому что когда-то на первом концерте Гару, которого нам привозили с мюзиклом «Notre-Dame de Paris», я своими глазами увидел девочек-фанаток французских. Я был страшно удивлен – я считал, что я все знаю про бизнес…

ЛИХАЧЕВА: На этом концерте, про который вы говорите, я была на этом концерте…

БАКЕЕВ: На первом концерте Гару я увидел этих девочек.

ЛИХАЧЕВА: Да, там этих девочек, конечно, было огромное количество, визжащих от восторга.

БАКЕЕВ: Да.

ЛИХАЧЕВА: А я у него даже брала интервью, правда, по телефону, и можно понять их, да, почему, потому что человек невероятно открытый, и талантливый, и такой обаятельный, и такой нравящийся девчонкам…

БАКЕЕВ: А для меня это было удивление, что есть франкофонная фанатская база, и когда я делал второй концерт с Гару, они ко мне пришли, и я с ними подружился. Именно с ними я стал продвинутым, я в социальных сетях создал закрытую группу, и мы там с ними вместе что-то придумывали, то есть я все время продвигал креатив, и я в своей группе, в которой практически каждый день бываю, я всегда в зрителях, извините за слово, возбуждаю, я в них культивирую креатив, культивирую активную позицию жизни, чтобы они хотели что-то, они требовали. И таким образом, проведя этот концерт, он был очень успешный, я привез второго артиста Патрика Фьори, тоже в Кремль, это вторая звезда мюзикла «Notre-Dame de Paris».

ЛИХАЧЕВА: Слушайте, но это же прямо такой риск: Кремль, такую не звезду…

БАКЕЕВ: Да, это был риск, да, да.

ЛИХАЧЕВА: И?

БАКЕЕВ: И было неудачно.

ЛИХАЧЕВА: Но это было, в общем, понятно, что будет не сильно удачно, или нет?

БАКЕЕВ: Ну, дело в том, что экономика концерта была такова, мы решили сделать столичную площадку, чтобы артиста привлечь и, так далее, мы сделали отбой так называемый, такую точку самоокупаемости – 50%, даже меньше у нас было, то есть я хотел на хорошей площадке сделать много доступных билетов, то есть, я даже не хотел продавать балкон, мне достаточно было продать 30-40%, потому что я работал на продвижение, помните, я говорил, я не собирался на нем много зарабатывать, я хотел его просто представить столичной публике на самой лучшей площадке в Москве, в то время там была лучшая аппаратура, лучший свет, звук, и все это престижно и нормально. И ему это было престижно – Патрик Фьори в Кремле. Но мы собрали там около 1,5 тысяч зрителей, конечно, мы там потеряли деньги. И в этот момент я подумал: «Как же мне продвигать и привозить неизвестных хороших артистов?», если журналист, к которому я когда-то обращался за пиаром, спрашивал у меня: «А кто такая Гару?» И я понимал, что если журналист у меня спрашивает о том, кто такая Гару…

ЛИХАЧЕВА: Да ладно.

БАКЕЕВ: Да, то от таких журналистов мне помощи не будет, а потом, им это никому неинтересно. Если артист неизвестен, ни одному средству массовой информации это не нужно, всем нужна обезьяна, всем нужны личности, чтобы их аудитория, увидев Гару, Шаде, на первой обложке, чтобы она купила журнал, чтобы она стала слушать радио, мы все зависимы от звездности, весь шоу-бизнес и все остальное, вот в чем дело.

ЛИХАЧЕВА: К сожалению, да, а ведь на самом деле, существует огромное количество людей…

БАКЕЕВ: Огромное количество артистов…

ЛИХАЧЕВА: И людей, запрос есть.

БАКЕЕВ: …И людей, которые хотят слушать другую музыку, более изысканную, и так далее. Как продвигать, скажите мне?

ЛИХАЧЕВА: Я бы по клубам, слушайте, везде, в Англии опробована эта система, они из клуба в клуб переезжают. Слушайте, у нас что, в Москве трудно выстроить какую-то систему из хороших действительно площадок клубных?

БАКЕЕВ: Ну, есть клубные артисты, есть Клубнет, но поймите, дело в том, что экономика структуры расходов на концерты в Москве такова, что, например, даже в Театре эстрады на 1300 зрителей у тебя будет гонорар артиста 10 тысяч долларов и концерт становится убыточным, или билеты должны быть по заоблачным ценам. Потому что объем наружной рекламы минимальный, который ты должен использовать, он составляет 50-60 тысяч долларов, поэтому с

    труктура расходов в Москве не позволяет делать хороших артистов за небольшие деньги, потому что привоз артиста из-за рубежа, это всегда дорого.

Берем Париж – билет 800 евро, гостиницу берем, 5 звезд мы должны делать, реклама, плюс это, плюс авторские отчисления, плюс билетному агентству проценты – очень мало остается денег и вероятность того, что ты попадешь на артиста, она велика. Все эти процессы, все эти мысли меня привели к тому, что нужно создавать новую систему, чтобы создавать много новых хороших концертов, хорошей музыки, и другие рынки. И, решая эту задачу, я решил обратиться к социальным сетям, именно к тем самым людям, которые любят французскую музыку.

ЛИХАЧЕВА: А были уже проведены концерты в этой новой уже парадигме?

БАКЕЕВ: Конечно, конечно, я вам просто сейчас хочу об этом рассказать.

ЛИХАЧЕВА: Да, много примеров не успеем, но хотя бы один.

БАКЕЕВ: Франкофонная музыка, я сейчас ее продвигаю, уже 2-3 года, значит: Патрик Гару – успешно, Патрик Фьори – в первый раз неуспешно, сейчас мы привозим Патрика Фьори в ближайшее время уже по новой схеме, потому что фанаты его хотят, они заказали, именно они первые покупатели билетов, именно они составляют главную часть зрителей, которые билеты купили даже без рекламы, только сейчас пойдет городская наружная реклама.

ЛИХАЧЕВА: Вы, пожалуйста, не называйте площадку, но мне просто интересно…

БАКЕЕВ: Я не буду называть площадку.

ЛИХАЧЕВА: …Сколько там билетов в этой площадке, мест?

БАКЕЕВ: 1300.

ЛИХАЧЕВА: То есть, это достаточно прилично.

БАКЕЕВ: Я делаю два концерта, потому что на одном концерте невозможно все сделать: привести артиста из-за границы, привезти 15 человек, расселить их, заплатить, накормить, заплатить налоги, невозможно. И билеты у меня, в общем-то, не очень дешевые, но они могли бы быть и дороже.

ЛИХАЧЕВА: То есть, смотрите, ресурса социальных сетей вполне хватает, чтобы завести на два концерта, то есть привести 2600 зрителей?

БАКЕЕВ: Вот я договорю, смотрите, первый успешный артист, который был сделан таким образом, это Брюно Пельтье, у него тоже было 2 концерта на этой площадке. За полгода до начала концертов я продал билетов на 5 миллионов рублей, это было практически 50% , без рекламы вообще, я потратился там на флаеры, это сделано было только благодаря фанатам, только благодаря моей дружбе с фанатами, и только благодаря моим совместным усилиям с фанатами, потому что они как муравьи бегали. Они спамили, наша новость в Яндексе вышла на первое место в блоге Яндекса, они приходили ко мне, они рассказывали другим фанатам, что есть такой мужик, он это делает, а многие говорили: «Да он дурак, придурок, так концерты не делают», и так далее. У нас был колоссальный успех, у нас была хорошая продажа, конечно, много денег я не заработал, но я заплатил всем, артисту в том числе, и самое главное, был потрясающий фанатский концерт, потрясающий. Билетеры говорили, что таких концертов не слышали 40 лет.

Это тонны любви идут из зала сразу, артист выходит, он в это дело окунается и начинается вот это общение.

ЛИХАЧЕВА: Слушайте, предпоследний вопрос, вот вы как-то съехали как-то с моего этого вопроса по поводу того, что если бы были бы деньги и если было желание открыть снова что-то вроде того, что вы уже открывали, типа той же самой «Контрамарки»…

БАКЕЕВ: Ну, всегда есть возможность.

ЛИХАЧЕВА: …Вот сейчас в сегодняшнем дне…

БАКЕЕВ: Есть.

ЛИХАЧЕВА: …А вот если бы вы открывали, какие бы новенькие фишечки туда запихали, чтобы отличаться от всего того, что присутствует уже на рынке?

БАКЕЕВ: Я давно уже это сделал, я еще три года назад сделал продажи билетов через сотовый телефон, не могу внедрить, потому что это неактуально.

ЛИХАЧЕВА: Будет актуально, думаете?

БАКЕЕВ: Да я абсолютно уверен в этом, понимаете, если вы получаете на сотовый телефон предложение купить билет, нажимаете на кнопку, выбирая билет, и деньги списываются с вашего счета в банке или со счета в телефоне, а потом вы приходите на площадку со смартфоном, проходя мимо рамки, а рамка вам говорит: «Здравствуйте, Иван Иванович, спасибо, что вы пришли к нам на концерт, проходите, ваше место в 5-м ряду, 7-е место», понимаете? Ничего не надо, не надо ходить ни за какой бумажкой, стоять в очереди, платить курьеру, ты получаешь билет на сотовый телефон – вот и все, дистрибуция фантастическая.

ЛИХАЧЕВА: Супер, отличная идея!

БАКЕЕВ: Я три года назад это сделал, не могу внедрить, потому что «Билайн» через который я хочу посылать SMS, хочет с меня 50%, но «Билайн» меньше, не буду открывать, другие компании, они хотят за этот платеж иметь 50%. А если я имею 10% маржи максимум, как билетный агент, как я могу заплатить? То есть, пока это, в силу экономических причин, невозможно, но я всячески стараюсь уйти от бумажных билетов, от их гибридов, которые сейчас есть на рынке.

ЛИХАЧЕВА: Я думаю, что с развитием Интернет-телефонии, скоро и «Билайн», и другие прочие организации подобного типа, они станут более сговорчивыми, поэтому за этим будущее.

    БАКЕЕВ: Конечно, рынок электронных денег растет, но тем не менее, Яндекс-деньги тоже хотят 5%, а я не могу им заплатить, и мне этот посредник не нужен, поэтому… Есть очень много технологических способов, как сделать революцию, может быть, мы ее и осуществим в ближайшее время.

ЛИХАЧЕВА: Я вам пожелаю, чтобы вы осуществили в ближайшее время эту революцию.

БАКЕЕВ: Спасибо.

ЛИХАЧЕВА: Приходите к нам как-нибудь еще. Ильдар Бакеев у нас сегодня был в программе, основатель, руководитель билетного агентства «19.00.ru», «Контрамарка.ru» и концертного агентства «Euro Entertainment»          , человек, который делает бизнес на билетах, артистах, гастролях, фанатах, теперь можно сказать, и на фанатах, в том числе, в хорошем совершенно смысле этого слова.

БАКЕЕВ: Это зрители, активные зрители.

ЛИХАЧЕВА: Активные зрители.

БАКЕЕВ: Они себя называют поклонниками, они не любят, когда их называют фанатами.

ЛИХАЧЕВА: Ну да, это сейчас немножко ассоциируется с футбольными фанатами, действительно ассоциация не самая приятная.

БАКЕЕВ: Они поклонники, знатоки музыки и знатоки артиста, они знают об артисте больше, чем любой журналист, это я вам гарантирую.

ЛИХАЧЕВА: Я и не сомневаюсь, пусть так. Это была программа «Они сделали это!», я благодарю продюсера этой программы Анну Кореневу, с вами была Елена Лихачева, я с вами прощаюсь, до завтра.

БАКЕЕВ: Спасибо большое.

ЛИХАЧЕВА: Спасибо.

Источник: http://finam.fm/archive-view/3674/
25 Ноября 2013 г.

Комментариивсего: 1

раскрыть комментарий
Александр Нужный
Это интервью 2011 года, а до сих пор актуально. Часто об этом же задумываюсь))

цитировать
Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий