Музыка на CD: кому достаются < Музыкальный бизнес < Библиотека Импресарио < Импресарио

Музыка на CD: кому достаются ваши деньги?

27 Августа 2013 г., просмотров: 1147.

Несмотря на тотальное доминирование цифровых продаж на рынке синглов, большинство музыкальных альбомов по-прежнему продается на компакт-дисках. Средняя цена CD в Британии сегодня — 8 фунтов. Но куда идут эти деньги?


Из 100 миллионов музыкальных альбомов, проданных в Соединенном Королевстве в прошлом году, 70% разошлись на CD.

 Распределение выручки от проданного компакт-диска (сегодня это в среднем 8 фунтов или около 12 долларов, хотя еще десяток лет назад было в два-три раза дороже) зависит от контракта, заключенного между музыкальным коллективом и звукозаписывающей компанией.

Но импресарио Джонатан Шалит, под надзором которого были заключены сотни контрактов многих популярных британских исполнителей, говорит, что способен предоставить типичную финансовую раскладку.


«Могло быть и хуже»

Самим музыкантам достается в среднем около 13% сборов от продажи дисков. 30% уходит звукозаписывающим корпорациям, немалый кусок достается государству в виде НДС. Около 17% забирают себе розничные сети. Остатки уходят производителям (8%), дистрибьюторам (7%), а также на администрирование вопросов, связанных с авторскими правами (5%).

 «Эти цифры нельзя назвать твердыми и неизменными, поскольку они зависят от ценовой структуры и варьируются у разных лейблов», — оговаривается Шалит.
 

Барабанщик Pink Floyd Ник Мэйсон, выступающий от лица Коалиции профессиональных музыкантов-исполнителей, которая борется за права артистов, вспоминает, что в прошлом создатели музыки довольствовались гораздо меньшим процентом выручки за свою работу.

«За наш первый альбом нам досталось, думаю, порядка пяти процентов, но зато мы получили доступ на студию «Эбби-роуд». И это был заметный прогресс по сравнению с первым контрактом, подписанным, «Битлз», где расклад был одна и семь восьмых», — говорит музыкант.

«Как и любая группа, мы бы подписались и за бесплатно, учитывая открывавшиеся возможности, — вспоминает Мэйсон. — Но, по счастью, у нас были толковые менеджеры, которые сумели сторговаться».

По словам музыканта, большинство артистов начинают с нищенских контрактов, которые через пять лет могут стать довольно щедрыми — если, конечно, тем удастся выжить в эти первые пять лет.

Победители спасают проигравших

Стив Левайн — музыкальный продюсер, известный в первую очередь своей работой с группой Culture Club. Он объясняет, что оплата продюсерского труда, как правило, образуется из двух частей — гонорара за каждый трек, а впоследствии — процента от продаж этих записей.

«Размер премиальных колеблется от 2% для начинающих продюсеров до 4% для тех, чье имя уже известно», — говорит Левайн.

По оценкам, доходы звукозаписывающей компании более чем в два раза превышают заработанное самими музыкантами.

Однако Джеоф Тейлор, глава Британской ассоциации производителей фонограмм — организации, представляющей интересы звукозаписывающей индустрии, полагает, что на деле все не так однозначно.

В этом бизнесе попадания компенсируют промахи, хиты позволяют финансировать провалившиеся проекты — и в большинстве случаев звукозаписывающие компании теряют вложенные деньги, настаивает он.

«В редких случаях, когда они зарабатывают, им требуется «отбить» свои вложения, чтобы иметь возможность и далее инвестировать в новых исполнителей и продолжать выпускать новую музыку», — аргументирует Тейлор.

Продажи альбомов — это только один из способов зарабатывания денег музыкантами. Значительная часть их прибылей поступает от концертной деятельности.

Кроме того, артисты получают отчисления, когда их песни исполняются по радио или телевидению.

В Британии сбором платежей за проигрывание фонограмм в эфире занимается организация PRS for Music.

Можно ли делить по-честному?

«Сочинители песен и композиторы обладают более разнообразными источниками заработка нежели студии грамзаписи, — уверяет руководитель PRS for Music Робер Эшкрофт. — И хотя на них, конечно, сказалось появление интернета и пришедшее за этим интернет-пиратство, это не было таким драматическим ударом по доходам в целом в этом секторе, каким оно стало для их партнеров в компаниях звукозаписи».

Так что именно звукозаписывающие фирмы делают за те деньги, что они получают? Как говорит Тейлор, рекорд-лейблы берут на себя огромный риск.

«Это огромные инвестиции, маркетинг, обеспечивающий донесение музыки до публики, это невероятно сложный бизнес. Вы должны быть экспертом не только в традиционных каналах, но также в цифровом маркетинге, и это как раз то, в чем компании грамзаписи в Британии сейчас особенно поднаторели».

Тем не менее, число альтернативных, более благосклонных к музыкантам контрактов неуклонно возрастает. Некоторые студии, в особенности маленькие и независимые, иногда могут предлагать артистам делить прибыли в соотношении 50/50.

Тим Кларк начинал свою музыкальную карьеру в Island Records. Ныне он соучредитель ie:music — управляющей компании, которая представляет таких, например, исполнителей, как Робби Уильямс.

«Я думаю, что когда мы говорим о цифровых носителях, и это как раз то, к чему мы идем, прогрессивные компании, вроде Beggars Banquet, уже делят доходы от цифровых продаж по принципу 50/50. Эти «50 на 50» идут без вычетов, то есть артисты на самом деле получают ровно половину. И это честно».

Источник: Натали Донован
27 Августа 2013 г.

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий