«Протест – хитрая < Калейдоскоп < Арт-библиотека < Арт

«Протест – хитрая штука»

27 Марта 2012 г., просмотров: 2582.

«Может произойти так, что протестные настроения в итоге набьют оскомину. И произойдет это из-за людей, которые используют протест как тренд без какой-либо внутренней, содержательной подоплеки», – предположил в интервью газете ВЗГЛЯД Иван Алексеев, он же рэпер Noize MC, известный своими остросоциальными текстами – в частности, песней о нашумевшей аварии с участием вице-президента ЛУКОЙЛа.

Иван Алексеев – Noize MC – стал известен широкой публике после ряда композиций-реакций на резонансные общественные события. В частности, его песня «Мерседес S666» была написана в течение суток после аварии с участием вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова, а песня «10 суток в раю» – во время отбывания наказания по приговору в оскорблении милиции. В преддверии выхода очередного диска под названием «Новый альбом» газета ВЗГЛЯД расспросила Ивана о роли протестной музыки в жизни общества.

ВЗГЛЯД: Как вам кажется, могут ли нынешние исполнители «сердитой» музыки стать хедлайнерами какого-то нового социального движения, или им предназначена более скромная, сопровождающая роль? Вы участвуете в процессе на правах лидеров или аккомпанируете ему?

Иван Алексеев: Слушайте, я вот сейчас читаю новую книжку Пелевина, роман S.N.U.F.F. Мне там очень понравился один отрывок, в котором дается определение власти. Я сейчас даже зачитаю. Одну минуту… Вот, это из священной книги орков «Дао Песдын»: «Поистине, искусство властителя сводится лишь к тому, чтобы как можно дольше делать вид, будто управляешь несущим тебя смерчем, презрительной улыбкой отвечая на укоры подданных, что смерч несется не туда». Мне кажется, что в отношении участия и лидерства, о которых вы спрашиваете, действует тот же принцип. Здесь трудно отделить одно от другого. Искусство изображает жизнь, и даже если оно изображает какие-то параллельные миры, это все равно функция от реальности. Так что если говорить об остросоциальной музыке и социальных взрывах, то невозможно разобраться, что тут причина, а что следствие. Есть только этот смерч, который несет нас в непонятном направлении.
 
ВЗГЛЯД: Значит, и роль перестроечного рока в тогдашней «движухе» тоже, философски говоря, неясна?
 
И.А.: Однозначного ответа на вопрос о его роли нет. Люди, которых слушают, вроде бы озвучивают то, что слушатели не могут сказать сами. Но я не думаю, что соответствующие настроения генерируют сами музыканты.

ВЗГЛЯД: В одной из ваших новых песен есть такая фраза: «Одна миллионная миллиметра от актуального тренда до ретро». Не кажется ли вам, что таким ретро очень скоро станет протестный пафос, эксплуатируемый ныне всеми кому не лень?

И.А.: Протест – хитрая штука, он как знак «минус». Нам не нравится то, что происходит – берем это со знаком «минус» и получаем отрицательное число. Потом приходит следующее поколение, и ему не нравится отрицательное число, в результате оно уже к этому числу приставляет «минус» и получает «плюс». Затем приходит еще одно поколение, которому теперь уже не нравится «плюс», и так далее. Так что протест не может превратиться в ретро на длительное время, не может стать явлением, о котором было бы впору говорить как о чем-то устаревшем.
 
ВЗГЛЯД: Я, собственно, имею в виду российскую моду на протест в ее нынешнем виде, протестный формат образца второй половины 2000-х и начала 2010-х, в том числе и в музыке. Не кажется ли вам, что этот феномен уже приедается, выхолащивается на чисто эстетическом уровне?
 
И.А.: Да, я понимаю, о чем вы говорите. Действительно, может произойти так, что протестные настроения в итоге набьют оскомину. И произойдет это из-за людей, которые используют протест как тренд без какой-либо внутренней, содержательной подоплеки. Из-за тех, у кого нет внутреннего стимула к тому, чтобы протестовать. Именно они и могут превратить протест в надоевшую заезженную пластинку.
 
ВЗГЛЯД: Как вы будете себя вести, если риторика протеста, сложившаяся в последние годы и пока еще действующая, окончательно станет набором штампов?
 
И.А.: Вообще-то со штампами у меня разговор короткий – я либо создаю стилизованные штампы и уничтожаю саму их суть (или, по крайней мере, стремлюсь к этому), либо полностью их игнорирую. Я строю свою собственную альтернативную творческую вселенную, основываясь на увиденном и пережитом. Что же касается вашего вопроса, то могу процитировать фразу, которую произносит Гомер в одной из серий «Симпсонов»: «Это задача для Гомера из будущего. Ох, не завидую я ему!». Что делать, если протест надоест? Это интересный вопрос, интересная задача, но я пока не нашел решения.
 
ВЗГЛЯД: Вы вот обличаете олигархов и вообще тех, кто обогащается каким-то подозрительным или несправедливым путем. А те, кто расчетливо зарабатывают на протестном тренде, не вызывают у вас претензий?
 
И.А.: Зарабатывание денег таким способом продолжается со времен Sex Pistols, с 1977 года ничего нового в этой области не придумали. Мне кажется, что люди, о которых вы говорите, в меньшей степени сатанисты, чем олигархи.
ВЗГЛЯД: Почему?
И.А.: Ну, во-первых, масштаб не тот. А во-вторых, они, пожалуй, прямым образом никому не вредят, в отличие от представителей других прослоек. Хотя ничего хорошего в таком способе обогащения нет.
 
ВЗГЛЯД: Сейчас все чаще приходится сталкиваться с недоверчивой реакцией людей на действия и жесты медийных персон, с мнением о том, что, к примеру, никаких конфликтов в мире шоу-бизнеса на самом деле нет, потому что все проплачено, договорено и срежиссировано. Вы, допустим, знаете про себя, что вы – честный независимый музыкант, но у вас уже есть шанс стать объектом такого недоверия. Что делать в этой ситуации?
 
И.А.: Мы справляемся с ней по-своему – выступаем на улице и в прочих не предназначенных для выступления местах. Например, была такая акция – фристайл в поезде «Сапсан», есть соответствующий ролик. Я иду по вагону, выхожу на платформу, пытаюсь найти того, кто меня встречает, и при этом все время импровизирую. Мне реально пытаются набить морду, меня толкают люди, выходящие из поезда. Когда нас спросили, было ли это на самом деле или это постановка, мы ответили, что все снималось в павильонах «Мосфильма», а бабушка, которая пытается оттащить от меня какого-то бухого человека, лезущего в камеру, – это Лия Ахеджакова.
 
ВЗГЛЯД: Ваш новый альбом выложен на ресурсе thankyou.ru, где будет распространяться по принципу факультативной оплаты. Считаете ли вы, что будущее – за подобным способом дистрибуции?
 
И.А.: Думаю, что в ближайшем будущем альтернатив ей не останется. Их уже сейчас почти нет – диски практически не продаются, даже MP3.


 Источник: газета «Взгляд»
27 Марта 2012 г.

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий