Дмитрий Ретунских: заработать < Калейдоскоп < Библиотека Импресарио < Импресарио

Дмитрий Ретунских: заработать миллионы долларов на фотографии возможно

29 Декабря 2011 г., просмотров: 1364.





Дмитрий Ретунских, генеральный директор УК «АГАНА», в управлении которой находится крупнейший в мире Закрытый паевой инвестиционный фонд художественных ценностей (ЗПИФ ХЦ) — «Собрание. ФотоЭффект», рассказал в интервью РИА Новости о том, что инвесторов в эпоху краха глобальной системы привлекают реальные активы, в том числе произведения искусства. А еще поделился идеями — как лет за 15 распродать коллекцию из 700 тысяч фотографий и негативов, общей стоимостью почти в полмиллиарда долларов, и не обрушить мировой рынок фотографии, который оценивается в сотню-другую миллионов долларов, а, напротив, сделать его более емким и привлекательным для инвестиций. Беседовала Мария Ганиянц.

- В марте 2011 года управляющая компания «АГАНА» сформировала крупнейший в мире арт-фонд «Собрание. ФотоЭффект», в активах которого коллекции фотографий оценочной стоимостью почти 500 миллионов долларов. И это притом, что ежегодный оборот мирового рынка фотографии — около 100 миллионов долларов. Это ЗПИФ ХЦ и сформирован он сроком на 15 лет, по истечению которого актив должен быть продан. Что уже сделано и какова ваша стратегия на ближайшие годы?

- Фонд насчитывает 700 тысяч единиц хранения, он собран из нескольких крупных коллекций — это фотоархивы Александра Родченко, Анри Картье-Брессона, уникальные работы британца Роджера Фентона и дагерротипы Жиро де Пранже, личные архивы выдающихся деятелей XX века и многочисленные произведения отечественных и зарубежных мастеров фотоискусства. Сейчас с этими материалами работает большая группа экспертов — оценщиков, искусствоведов, которые занимаются исследованием актива и его оцифровкой.

Предположительно расчетная стоимость пая с момента формирования фонда и на дату последней оценки активов в 2011 году вырастет примерно на 7% в связи с ростом мирового арт-рынка и изменением валютного курса за этот период. О продажах коллекции или реальных доходах пока речи не идет, мы на рынке всего 10 месяцев. Тем более что подготовка фонда началась в разгар предыдущего кризиса, а на рынок мы вышли практически в преддверии серьезных глобальных изменений финансового мироустройства.

- Уолл-стрит трясет, финансисты в панике бросаются искать новые надежные активы для инвестиций, а наш экс-министр Кудрин предрекает глобальный финансовый кризис, который обязательно накроет Россию. Что в этой ситуации вы будете делать? Ведь один неверный шаг и вы либо рынок фотографии обрушите, либо пайщиков подставите?

- Изменения ожидаются весьма и весьма существенные, и Россия, безусловно, будет во все это вовлечена. Глобальная финансовая система на наших глазах теряет точки опоры, расшатывается система координат, в которой были незыблемые столпы, такие как трежерис, или европейские долги, по сути обеспеченные немецкой экономикой. В такой ситуации любые инвестиции становятся рискованными. В этих условиях инвестиционные идеи все больше стремятся к реальному, материальному. К золоту, к товарным активам, к драгоценным металлам. Хотя, это совсем не означает, что доходность в этих сферах теперь безумно подскочит, — возможно, просто не будет убытков.

Мы предполагаем, что уже в ближайшее время на рынке станет больше финансовых инструментов с реальными базисными активами. Искусство — это актив колоссальной общечеловеческой значимости, который можно не только увидеть, но и, как это ни сложно, оценить и измерить. Исходя их этих предположений, мы разрабатываем стратегию развития фонда.
Полмиллиарда долларов — это расчетная стоимость активов нашего фонда, определенная при формировании ЗПИФ ХЦ «Собрание. ФотоЭффект» оценщиком — компанией «Арт Консалтинг». В наших планах нет задачи вывести на рынок одномоментно значимую часть собрания и уж тем более нет задачи обрушить рынок.

- А какие у вас задачи?

- Наша деятельность в России направлена на развитие рынка фотографии, и прежде всего проведение аукционов и выставок. Кроме того, мы планируем вложить средства и дать возможность специалистам для проведения фундаментальных исследований в области фотографии. Возможно, хотя говорить об этом рано, при нашем депозитарии будет действовать научно-исследовательский кабинет, так как на сегодняшний день «Собрание. ФотоЭффект» — крупнейший фонд фотографии, и в наших силах сделать его открытым. Дело в том, что в активе фонда не только арт-фотография, но и снимки, представляющие историческую ценность, в том числе и крупнейшая коллекция военных репортерских фотографий.

Зарубежная активность подразумевает выставки и продажи топовых имен на западных аукционах и ярмарках — российский рынок пока очень узок. И мы сейчас работаем над созданием и адаптацией учетных и страховых технологий для осуществления зарубежных проектов.
Возможно, в будущем, мы выложим коллекцию в Сеть. Это отчасти решит одну глобальную проблему — отсутствия у нас в стране открытой базы для исследований первоисточников, и поднимет ее стоимость, как любого открытого актива.
В общем, мы будем продвигать российскую фотографию, и будем формировать рынок внутри своей страны, в том числе и за счет создания истории российской фотографии, многотомных качественных исследований, которые откроют всему миру, что фотография в России есть.
Мы изучали опыт наших коллег — финансистов за рубежом. Ближе всего по подходам нам показалась частная инвестиционная фирма MSD Capital, принадлежащая семье компьютерного магната Майкла Делла. Некоторое время назад компания выкупила уникальный архив винтажных фотографий легендарного американского фото-кооператива «Магнум». И потом заключила с Центром Гарри Рэнсома при Техасском университете в Остине пятилетнее соглашение о размещении там коллекции для изучения и демонстрации.

- Какую часть коллекции, на какую сумму планируете ежегодно продавать?

- В условиях экономической нестабильности мы не ставим конкретных планов по продажам активов.

- А как сложилась коллекция?

- По российскому законодательству закрытые паевые инвестиционные фонды художественных ценностей могут формироваться не только денежными средствами, но и имуществом – художественными ценностями, перечень видов которых также законодательно определен.
При внесении коллекций фотографий в качестве оплаты за паи ЗПИФ ХЦ будущий пайщик подписывает акт, по которому он удостоверяет происхождение и владение объектами в соответствии с действующим российским законодательством. Провенанс — происхождение — конкретных коллекций не относится к информации обязательной при формировании Фонда. и управляющая компания такую информацию публично не раскрывает.

- Как реагируют западные игроки рынка фотографии на появление такого гигантского арт-пифа?

- Западные игроки рыка реагируют на факт создания арт-фондов в России с большим интересом. Процесс создания в мире арт-фондов после кризиса 2008 года активизировался, сейчас их порядка 40.

В России нет общепринятой системы оценки — гильдия оценщиков начала работу только в мае, есть проблемы с экспертизой. Какова вероятность того, что в таких условиях подобные фонды в России станут перспективным делом?
У арт-фондов действительно много проблем, включая экспертизу и оценку активов. Но эти проблемы не являются специфическими для арт-фондов, поскольку экспертиза и оценка художественных ценностей нужна не только для функционирования арт-фондов. И коллекционеры-частники, и музеи, и галереи, и аукционы — все озабочены одними проблемами: как оценку и экспертизу художественных ценностей сделать более прозрачными, понятными и доступными для анализа. Однако даже в несовсем благоприятных условиях арт-рынок развивается как в мире, так и в России.

- Что будете делать, если фонд окажется переоцененным и его не удастся реализовать — может, государству продадите?

- Наш фонд создан на 15 лет, мы проработали только 10 месяцев, поэтому рассматривать любые итоговые сценарии преждевременно.

Источник: lenta.ru

29 Декабря 2011 г.

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий