Табриз ШАХИДИ: «Для классики < Музыкальный бизнес < Библиотека Импресарио < Импресарио

Табриз ШАХИДИ: «Для классики и попсы технологии одинаковы»

10 Мая 2010 г., просмотров: 812.

Табриз Шахиди Закончив музыкальное училище при Московской государственной консерватории, Табриз Шахиди продолжил обучение фортепиано в Высшей академии музыки в Вене. Став лауреатом многих международных конкурсов, занялся сначала журналистикой, а затем продюсированием. Сейчас его компания «Империя музыки» занимается делами пианистов Дениса Мацуева и Екатерины Мечетиной, журналиста Владимира Соловьева, виджея Авроры, певицы Лины Милович, групп «J:морс» и Outloud.

Продюсирование в поп-музыке сильно отличается от продюсирования в классической музыке? Для Мацуева и Мечетиной подходят те же технологии, что для Милович и Авроры?

– Сама технология подходит. Взять «Ладу» и «Мерседес» – они устроены одинаково: мотор, колеса, кузов. Но детали, отделка и имидж – совершенно разные: небо и земля. Для классики это одни журналисты и промоушен. Для попсы – другие, для рок-музыки – третьи. Есть журналисты и массмедиа, которые работают во всех трех направлениях. Но технологии одинаковые.

В том числе использование желтой прессы?
– Желтую прессу я вообще не воспринимаю! И не считаю ее нужной для продвижения своих артистов. Это заведомо портит имидж музыканту. Работая с классикой, я научился самому важному: никакая желтая пресса не даст того эффекта, который необходим музыканту, профессионально занимающемуся своим делом. Музыканту, который становится известен не цветом своих трусов, а тем, что он умеет и как он этого добивается. Денис Мацуев стал звездой именно потому, что своей игрой получил всемирное признание.

Мы нашли границу, где продюсер Табриз Шахиди отличается от других продюсеров, которые желтой прессой не брезгуют. И считают его хитроумным инструментом для пиара своих подопечных.
– Мне очень не нравится слово «пиар» в данном контексте. PR – это паблик рилейшнз, то есть связи с общественностью. Прямого отношения к промоушен оно не имеет.

Судя по тиражам, наша общественность читает в основном таблоиды.
– Судя по «тиражам», вся наша общественность смотрит «Кривое зеркало». А это не признак высокой культуры. Мы подошли вот к какому моменту. Я стараюсь помогать людям, которые являются профессионалами в своей нише. Высокими профессионалами. Для меня важно, когда выступает мой артист, чтобы люди не сказали, что это низкопробный продукт, который вылез за счет голой задницы. Представим, что Екатерину Мечетину, хорошую пианистку и удивительно красивую девушку, я продвигал бы за счет ее внешности. Я не считаю, что внешние данные не играют никакой роли. Это дополняющий фактор, а не основополагающий. Во главе угла то, что Мечетина – потрясающая пианистка, умный музыкант. Даже непохожая на женщину в тот момент, когда она играет, когда ее слушаешь. У нее крепкая пианистическая школа.

Мне важнее искусство продвигать в массы. Понимаю, что это сложнее. И у канала «Культура» никогда не будет рейтинга. Разве что если вдруг останется только один канал «Культура». Вот почему в советское время артисты быстро становились звездами – в стране было два канала, по которым показывали реже классику, а чаще Аллу Пугачеву и Антонова. Сейчас работает каналов 50 как минимум. Внимание рассеивается. Человек смотрит то, что не заставляет напрягать голову, и либо включает фоном Муз-ТВ, либо вечерами низкопробные шоу Первого канала. Я больше чем уверен, что это не люди делают рейтинг, а каналы пичкают сознание такими программами, и народ деградирует.

В чем тогда отличие продюсерской деятельности Табриза Шахиди от пиар-агентства?
– Во-первых, моя компания еще и концертами занимается, что в нашей стране очень важно. Ну и потом, пиар-агентства ни разу не показали у нас в стране себя с хорошей стороны. Приведи мне пример, чтобы пиар-агентство сделало звезду от начала и до конца! Все в нашей стране делается за счет денежных вливаний. И тут важно, кому доверить деньги. Отмывочных контор и по сей день невероятное количество. Но есть и примеры постепенного движения к известности, без каких-либо инвестиций.

Пример – Денис Мацуев. Который более 10 лет назад выиграл конкурс Чайковского и постепенным движением к профессионализму нарастил свой статус. Это долгая кропотливая работа, прежде всего – над собой. Зато это навсегда. Не на пять лет, не на 10 лет, это навсегда!

Есть масса продюсеров, которые ни копейки не вкладывают своих денег в проекты, но название забирают себе.
– Например, продюсер название придумал сам… Имеет полное право. Подписывая многомиллионный контракт, чистоплотный продюсер обязан вернуть деньги инвестору в любом случае. В течение 3–5 лет, но отдаст. При этом никто не может дать гарантию успеха. Возьмем проекты того же Айзеншписа. После его смерти остались Билан и «Динамит». Один топовый, другой – «Динамит». Тоже отличный в своей нише проект, но его покупают меньше и за чуть меньшие деньги.

Кто мог дать гарантию, что Билан станет топовым артистом, притом что «Динамит» начал работать с продюсером раньше? Не то что инвестор – продюсер не может быть уверен, что вложенные деньги вернутся в оговоренный срок. Условно говоря, в случае с Биланом вернутся через три года, с «Динамитом» – через лет шесть. При одинаковых вложениях.

В чем тогда интерес? В ежемесячных платежах от артиста? Я понимаю продюсеров, которые раскрутили артиста и считают денежки от концертов, какую-то долю отдавая артисту… Получается, продюсер в роли наемного менеджера.
– Скорее да. В роли человека, который помогает. Артисты предлагают быть мне директором по концертам и промоушен, и я соглашаюсь. Ко мне обращается множество молодых артистов, предлагая отдать все, – лишь бы я ими занимался. Но невозможно заниматься больше, чем пятью – семью артистами.

Если говорить об интересе моей компании, то у меня есть концертный отдел, приносящий основной доход, часть которого уходит на развитие моих артистов. А при грамотной работе с заказчиками концертов можно получить хороший рынок. Сейчас, несмотря на огромное количество концертных и ивент-агентств, у меня времени не хватает на обработку всех заказов. Мероприятия практически каждый день. Я не могу просить у артиста денег, потому что у него их нет, как правило. Хватает только ему самому. Но надо делать сайт, например, а никто бесплатно не работает. Я помогаю артисту зарабатывать, такова моя функция. Я работаю с большим количеством концертных и BTL-агентств, которые приглашают артиста и дают ему заработок.

Поскольку в послужном списке есть работа с фильмом «Бой с тенью», откуда стал известен Джанго, то спрошу про кино. Работа с кино – это особый жанр или более легкий способ заработка для музыканта?
– Заработка там вообще никакого нет. Это один из важных шагов для промоушена артиста. Как было с Джанго? «Холодная весна» попала на «Русское радио» и вышла в кинофильме почти одновременно. Кино помогло песне удержаться и попасть на другие радиостанции. Это хороший толчок для промоушена артиста. Савичева, «Город 312» поднялись на саундтреках. Хотя там немного другие технологии и контракты.

Почему классическая музыка в саундтреках не звучит или не становится известной, как было в Голливуде или в советском кино?
– Советское кино практически не использовало классическую музыку, но там было много симфонического оркестра. Сочинялись популярные мелодии и игрались в аранжировке Оркестра кинематографии. Музыка всегда является очень важной составляющей любого кинофильма. Я не могу объяснить, почему классическая музыка сдала свои позиции в кино. Наверное, кинопродюсеры думают, что симфонический оркестр будет дороже по стоимости, чем просто песня раскрученного исполнителя, ну и точно дороже, чем пригласить молодую группу бесплатно. И по времени быстрее.

Почему наши олигархи чаще ходят на стриптиз, чем на классику?
– Это не та прослойка. Это не элита. Растет новая настоящая элита, которая с удовольствием ходит на классические концерты. Если у них мало денег, они покупают абонементы и целый год ходят на Спивакова, Мацуева, Мечетину и т.д. А с другой стороны, я знаю много меценатов, которые поддерживают классику.

Сама классическая музыка не виновата?
– Классика ни в чем не виновата. Она развивается во всем мире. У Дениса Мацуева концертов на Западе в разы больше, чем в России. И он там себя прекрасно чувствует. И у нас в России на концертах Мечетиной и Мацуева залы битком.

Это суперстарз. Есть еще десяток имен, и все. На остальных залы пустуют.
– Это общая беда. Среди поп-артистов единицы собирают полные залы на своих сольных концертах. При этом их ежедневно показывают по телевизору. Мацуева показывает только канал «Культура».

Спад интереса к классической музыке очевиден.
– Не соглашусь. Более 30 имен классической музыки собирают залы битком. Раньше было мало телеканалов и все знали про этих музыкантов. Отсюда общенародная известность. Но она не нужна, если говорить об аншлагах.

Дело в количестве или качестве? Я вот не могу читать издания про классическую музыку. Начинаю и тут же бросаю. Болото! Скукотища! Качественных текстов нет.
– Да, там меньше денег. Мало платят журналистам. Уровень знания классики чрезвычайно низок среди журналистов. Пишут либо академики, которые занимаются этим всю жизнь, либо начинающие журналисты, которые не нашли себя.

Читаю западные издания – и их читать интересно, даже если не знаешь артистов, про которых написано.
– Это проблема журналистов, а не музыки.

Это проблема пиара. А канал «Культура» можно смотреть?
- Нужно, хотя бы для того, чтобы не смотреть шоу «Новых русских бабок».

У нас в стране, как и везде в мире, все дело в деньгах. Я в этом убежден. Хотя сам как продюсер от этой проблемы отхожу. Для меня главное, чтобы артист был профессионалом. Если он плохо поет, я заниматься им не буду. Если нет интересного проекта, как с Линой Милович в Лондоне, тоже не буду.

Я делаю вкусный продукт. Независимо от того, принесет ли он деньги. Я помогаю музыканту.

Источник: «guruken.ru»Гуру КЕН

10 Мая 2010 г.

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий