Юрий Арабов: «Продюсерам надо < Киноиндустрия < Библиотека Импресарио < Импресарио

Юрий Арабов: «Продюсерам надо серьезно задуматься над тем, сколько миллионов в России вообще не ходят в кино»

25 Октября 2010 г., просмотров: 930.

Юрий АрабовМы начинаем публикацию серии интервью с ведущими российскими кинодраматургами, вместе с которыми мы будем пытаться найти ответы на наиболее актуальные и больные вопросы отечественной киноиндустрии.

«Жанры у нас не развиты».

Почему, на ваш взгляд, большинство начинающих режиссеров мечтает снимать авторское интеллектуальное кино, а не коммерческое, жанровое?

Юрий Арабов:

Это свойственно молодым людям в любой киноиндустрии мира, потому что они еще не прошли через «мясорубку» производства, редактуры и продюсерского диктата. Они мечтают о самовыражении. И многим из них есть, что выразить. Имеется и другая, исключительно российская, причина. Жанры в отечественном кино имеют колониальный привкус. Как, например, у нас делается телевидение? Покупается западный формат и наполняется некоей русской или псевдорусской начинкой. Подобная ситуация сложилась и в игровом кино. Жанровая структура у нас вообще не развита.

Но ведь в советское время снимали неплохие жанровые фильмы?

Юрий Арабов:

Удачные из них можно по пальцам пересчитать. Вся продукция Александрова и Пырьева, которую нам предлагают в качестве образца советского жанрового кино, имела сугубо колониальный характер. Она была калькирована с западных жанровых фильмов. И сегодня в этом смысле ничего не изменилось. Молодые инстинктивно понимают, что в русском кино жанр не разработан. И современные российские жанровые фильмы, такие как «Антикиллер» или «Консервы» — это образцы того, как не нужно снимать кино.

То есть вы разделяете позицию, например, Павла Лунгина, который говорит, что жанровые фильмы умеют снимать только американцы. И нам туда даже соваться не надо?

Юрий Арабов:

Разделяю, но с поправкой. Американцы умеют снимать жанровое кино, но тоже не всегда. Все последнее десятилетие американское кино переживает застой. Сплошные повторы и отсутствие идей. Голливуд начинает задыхаться от беспомощности и глупости своих наработанных схем. В 90-е годы была совсем другая ситуация. Джармуш тогда начал разрабатывать композицию с прерыванием причинно-следственной связи, Тарантино поставил это на поток, братья Коэны с разного рода жанровыми сюжетами делали блестящие картины. Сейчас мы этого не наблюдаем. Мое глубокое убеждение, что навязывание западных образцов жанрового кино просто уничтожает молодых кинематографистов.

Да, но продюсеры борются за кассу, считая, что только жанровое коммерческое кино способно окупить себя…

Юрий Арабов:

А фильмы все равно проваливаются в прокате. К примеру, «Обитаемый остров» — картина, хорошо сделанная технически, с проработанным вторым планом, но в прокате – провал. Картина Михалкова провалилась, хотя в ней есть ряд очень хороших кусков. Продюсерам, на мой взгляд, надо серьезно задуматься над тем, сколько миллионов людей в России вообще не ходят в кино. Среди этих миллионов, с одной стороны, есть те, кому кино вообще не нужно, но с другой есть образованная молодежь, студенчество, которые предпочитают смотреть фильмы в Интернете, потому что там можно найти все. Например, все мои сделанные с Александром Сокуровым фильмы есть в Интернете в свободном доступе. Некоторые мои коллеги переживают, что мы не получаем за это деньги, а я рад, потому что миллионы образованных людей эти фильмы смотрят. Вот о чем следует задуматься продюсерам. О том, что те люди, которые представляют собой смутную надежду России, люди, которых Медведев призывает идти под знамя модернизации, в кино не ходят и телевизор не смотрят.

«Дистрибьюторам нужно доплачивать за прокат артхауса».

А есть ли у вас ответ на животрепещущий вопрос, почему наш зритель не ходит на российское кино?

Юрий Арабов:

В постановке этого вопроса нужно разобраться: на какие фильмы зритель не ходит? Какой фильм принесет больше сборов – тот, который выпущен тиражом в 700 копий, или в 3 копии? Ответ очевиден. Картина «Полторы комнаты или сентиментальное путешествие на родину», которая несколько раз объездила мир, и получила массу призов на фестивалях, была выпущена в прокат тремя копиями. Картина «Чудо» — четырнадцатью копиями и собрала на это количество копий максимальное число зрителей. «Юрьев день» был выпущен 30-ю копиями. Как эти картины могут соревноваться с фильмом «Поп», 700 копий которого были в прокате? Наши прокатчики должны понимать, что зрительская аудитория дифференцирована. Они не должны работать так, как сейчас, на зрителей 15-20 лет с попкорном и кока-колой в зале. Необходимо строить небольшие кинотеатры на 100-200 человек, в них будут приходить те сотни тысяч людей по всей России, которые сейчас отрезаны от кино, от культурной жизни вообще. В таких кинотеатрах будут демонстрироваться и фильмы Джармуша, и «Юрьев день», и все остальное. Так, как это делается во всех культурных странах.

Вы считаете, что в этом случае авторские фильмы будут хотя бы окупаемы?

Юрий Арабов:

Один показ по телевидению окупает эти картины. Или, может быть, два показа. Почему, например, не тиражировалась картина «Чудо»? Потому что «Централ Партнершип» еще до проката продал её Второму каналу. И вернули затраченный на производство миллион с небольшим за счет одного телевизионного показа.

Наши прокатчики говорят, что даже лучшая российская арт-картина собирает в прокате меньше денег, чем плохой американский фильм…

Юрий Арабов:

Поэтому необходима государственная программа поддержки артхауса. Прокатчикам нужно доплачивать не за успешный коммерческий фильм, как сейчас придумали, а за прокат глубоких авторских картин. Да, американские фильмы соберут больше, но и тираж их будет значительно больше. Следует понимать, что такие фильмы, как «Юрьев день» сделаны за копейки. Бондарчук получил на производство «Сталинграда» 20 миллионов долларов и еще 20 где-то занимает. 40 таких картин, как «Юрьев день» можно сделать на эти деньги! Думаю, что «Сталинград» будет очередным провалом, потому что такие огромные деньги не вернуть ни при каких условиях.

Наше жанровое кино ругают все, кому не лень. Но удивительно, что стали ругать и авторское. Говорят, на экране сплошное занудство, чернуха и никакой самоиронии. И даже в мире интерес к нашему арткино падает. Заметили ли вы такую тенденцию?

Юрий Арабов:

До реформы кино у нас не было с этим проблем. В 2000 году картина Александра Петрова «Старик и море» получила «Оскар». Другие наши картины были отмечены разными венецианскими и каннскими премиями. Недавно призы получили фильмы «Как я провел этим летом» и «Овсянки». Возможно, авторское кино в кризисе, но этот кризис в масштабах всего мира. В 2008 году я был в жюри Венецианского кинофестиваля. Просмотрел 30-40 авторских картин. Это было тяжелое зрелище. И когда я предложил отметить картину Алексея Германа младшего «Бумажный солдат», все члены жюри вздохнули с облегчением. Звягинцев, Серебренников, Хлебников, Герман – это способные ребята. Они все снимут, как надо, если их не сломают. Сейчас готова к перезаписи наша последняя с А. Сокуровым картина «Фауст». Это лучшее из того, что мы сделали вместе. Не знаю, в чем заключается исчерпанность авторского кино. Вот Павел Лунгин снял очень удачную авторскую картину «Остров», которую посмотрели 2 с половиной миллиона зрителей. Затем он попытался снять жанровый эпос с кровавыми аттракционами — «Царь». Думаю, что авторский «Остров» останется в истории, а жанровый «Царь» навряд ли.

На своих лекциях вы говорите, что самое главное в сценарии – это смысл, метафора, атмосфера. Но смотря наши фильмы, все чаще сталкиваешься с тем, что смысл показываемого вроде бы есть, а вот конфликт, мотивировки и событийный ряд провисает…

Юрий Арабов:

В каждом конкретном случае нужно разбираться, почему это произошло. Сценаристы у нас разные. Есть сценаристы, которые не могут писать сценарии. Но есть и другая проблема – давление режиссера и уверенность его в себе, как в гение всех времен и народов. Режиссер на съемочной площадке начинает кромсать уже утвержденный сценарий. У меня были такие случаи. К примеру, фильм «Ужас, который всегда с тобой» — треть сценария к этому фильму вообще не была снята. С другой стороны, наш кинематограф очень долго был чисто режиссерским, и всех этих драматургических точек во многих фильмах вы просто не обнаружите. Атмосфера и кинопластика для гурманов заменяет драматургию. Но сейчас время такой режиссуры проходит. Продюсерский кинематограф диктует свои правила. Сегодня главная задача – воспитать культурных продюсеров. Этим должен заниматься и ВГИК, и другие учебные заведения. Как только продюсеры будут культурными, образованными в отношении кинематографа, все эти проблемы исчезнут. Потому что это, в основном, вина тех людей, которые контролируют производство. Если утверждается сценарий, то все драматургические проработки в нем должны быть. В противном случае сценарист – просто непрофессиональный человек. Режиссер должен снимать, как в Голливуде – четко по сценарию, а не заниматься импровизацией.

«Только такие ненормальные, как я, могут преподавать».

Всегда начинаешь искать корни проблем киноиндустрии в образовании. В чем вы видите основные его недостатки?

Юрий Арабов:

За последние 20 лет кинообразование в стране было приведено в упадок. Вследствие того, что люди, работавшие в этой структуре, умерли, а новые не пришли и не придут. Потому что только такие ненормальные, как я, могут за эти деньги работать. Меня затянуло преподавание, но я бы повесился, если бы параллельно не делал картины. Я думаю, что во времена Герасимова профессию лучше преподавали, и гуманитарные дисциплины тоже, не смотря на засилье марксизма-ленинизма. Государственные деньги нужно вкладывать не в банки, а в здравоохранение и образование, так как это фундамент общества.

Что у вас больше времени занимает – педагогическая работа или сценарная?

Юрий Арабов:

Творческая работа. Я пишу не только сценарии. Но я убежден, что для того чтобы удачно преподавать, нужно выпускать картины. Как только ты перестаешь писать или снимать, ты сразу же теряешь понимание того, что преподаешь.

Молодые сценаристы сегодня часто обращаются к американским учебникам по драматургии с говорящими названиями. Можно ли овладеть мастерством написания жанровой истории, отталкиваясь от этих учебников?

Юрий Арабов:

Когда ты пишешь и параллельно просматриваешь эти учебники, польза есть. Но, когда ты просто читаешь эти учебники, чтобы научиться писать, ничего не выйдет. Главное – как можно больше писать. Учиться на собственных ошибках. Американские учебники пишут сейчас все, кому не лень, и особенно специализируются на них наши режиссеры и сценаристы, например, А. Червинский, А. Митта. Их книги весьма интересны, но почему-то они сами не делают по ним блокбастеров…

Как вы считаете, какой результат бывает более убедительным, когда режиссер снимает фильм по своему сценарию или по материалу, написанному для него сценаристом?

Юрий Арабов:

По-разному бывает. Тарантино снимает по своему сценарию. А Сокуров этого не любит.

Расскажите немного о вашей работе с Сокуровым. Вот вы как-то сказали, что Александр Николаевич звонит вам и говорит, что ему нужна большая литература. Что происходит дальше?

Юрий Арабов:

Я уже давно не пишу для него большую литературу. Мы так друг к другу привыкли, что в этом нет необходимости. Я пишу сценарий с драматургическими точками, о которых мы говорили. Но, кроме этих точек, в нем должен быть еще и культурный пласт — смысл, мифология и так далее. И Саша дальше вносит свою корректуру. В «Молохе» он почти ничего не изменил. В «Тельце» и «Солнце» он изъял некоторые сцены. «Фауст» сейчас он снял точно по сценарию. Саша обычно сам предлагает материал. Например, говорит, что хочет снять фильм про японского императора. Я начинаю разрабатывать этот материал и придумываю идею. Когда ему предлагаешь собственный материал, он, как правило, в него не входит. Картина «Юрьев день» была написана для него, но ему этот замысел оказался не близок.

«Десятки вариантов сценария – это плохой сценарий».

Сколько времени у вас занимает работа над сценарием?

Юрий Арабов:

Примерно месяц с хвостиком. И месяц, другой занимает подготовка к написанию сценария. Я не понимаю сценаристов, которые рассказывают, что годами вынашивают замысел.

Часто приходится слышать, что сценаристы делают десятки вариантов сценария…

Юрий Арабов:

Десятки вариантов сценария – это неудачный сценарий. Никогда ничего не получится, если пишешь десятки вариантов. К первой моей картине с Сокуровым «Silentium» я написал 5 или 6 вариантов сценария. Когда на пятом варианте я отчаялся, то сдал первый вариант, и его приняли. Никогда не делаю много версий.

Вы работаете в основном с маститыми режиссерами – Сокуров, Прошкин, Хржановский. А если бы к вам обратился молодой режиссер с интересной идеей. Взялись бы?

Юрий Арабов:

У меня были такие случаи. Но в дебютанте ты никогда не разберешься, умеет он что-либо или нет. Чаще всего – это неоправданный риск. Сейчас я не готов так рисковать. Если картина не получится, никакие деньги этого не искупят.

А чисто жанровые вещи вам предлагали писать?

Юрий Арабов:

В 90-е годы я очень хотел писать жанровые сценарии. А с 80-х у меня была идея соединения жанра с артхаусом. В этом ключе были сделаны картины «Господин оформитель» и «Посвящение». Но потом режиссер этих фильмов Олег Тепцов отошел от кино, и я больше не смог найти единомышленника. Кирилл Серебренников пытается соединить жанр с артхаусом, возможно, из этого что-то получится.

То есть вы считаете, что жанр и артхаус вполне совместимы?

Юрий Арабов:

Такие сплавы возможны, так как у жанрового и авторского кино есть много общих элементов. Например, монтаж аттракционов. Его можно использовать и там и здесь. Но, к сожалению, режиссеры у нас в России очень четко делятся на представителей артхауса и жанра.

И продюсеры часто советуют прежде, чем писать сценарий, определиться в каком направлении кино ты собираешься работать и на какую аудиторию…

Юрий Арабов:

Продюсеры считают это хорошим тоном, но можно было бы им доверять, если бы они становились богатыми после этих картин. А они, как правило, просто кладут в карман государственные деньги.

«В России любые реформы вредны».

Возможно, с появлением Фонда поддержки кино эта ситуация изменится?

Юрий Арабов:

А что может изменить Фонд? Возглавляет его некий промышленник, которого мы никогда не видели. И там половина таких людей. Они будут давать деньги продюсерам, ранее снявшим относительно кассовые картины. А молодым подбрасывать деньги на дебюты, чтобы потом видеть, кого душить.

Что-то у вас совсем безнадежная картина получилась.

Юрий Арабов:

Эта реальная картина, которую нужно знать и противостоять ей.

А как вы смотрите на популярную сегодня в киносообществе точку зрения, что необходимо делать ко-продукции и завоевывать западные рынки?

Юрий Арабов:

Я не очень в это верю, потому что тот товар, который мы им предлагаем, у них есть в избытке. Мне кажется, что нужно делать кино разное — и жанровое, и авторское. Нужно, чтобы в обоих этих направлениях формировалась состоятельная драматургия и режиссура. Потому что, как только мы выбираем какую-то одну линию развития, мы сразу же «кастрируем» самих себя. Должны расцвести 100 цветов, из этих ста нужно собрать скромный букет, и с ним работать. Так, собственно, и было до реформы кино. К прежнему руководству Госкино можно предъявлять претензии, но они хотя бы давали работать. А сейчас работать не дают.

Складывается ощущение, что у нас в стране лучше вообще ничего не реформировать, потому что будет только хуже…

Юрий Арабов:

Абсолютно согласен. Любые реформы, на мой взгляд, в России вредны. Слишком большая у нас страна и инерционная система. За 8 лет кинематограф встал на ноги. Много было снято хороших картин, много призов получено. И все это обрубили. Опять начали экспериментировать, рваться вперед. Опытные режиссеры может, как-то и удержатся на плаву, а молодых, конечно, очень жалко.

Источник: proficinema.ru

25 Октября 2010 г.

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий