Табриз Шахиди: Мне не стыдно < Калейдоскоп < Арт-библиотека < Арт

Табриз Шахиди: Мне не стыдно за артиста, к которому имеет отношение моё имя!

22 Июля 2010 г., просмотров: 1225.

Табриз ШахидиПродюсер и глава концертного агентства «Империя Музыки» Табриз Шахиди уверен, что в условиях дефицита качественных песен артисту стоит опираться на народные и классические темы.

Мысли Табриза Шахиди, хорошо известного на концертном и корпоративном рынках, а также сотрудничеством с телеведущим Владимиром Соловьевым и такими высококлассными музыкантами, как Денис Мацуев и Вазген Вартанян, скорее о проблемах и реалиях российского шоу-бизнеса, которые продюсер попытался систематизировать. Размышления, которыми он поделился с «Новостями шоу-бизнеса NEWSmusic.ru» , адресованы профессионалам, но будут интересны и широкому кругу читателей.

- Табриз, существует ли сейчас глобальный творческий кризис, о котором все говорят, и как он соотносится с культурным потенциалом России и влиянием Интернета на всё и вся?

- Попробую сказать сложно о многом и сразу. Разрозненно, но в то же время подробно. И надеюсь на позитивный диалог, который еще больше поможет проанализировать и разобраться в ситуации.

Если говорить о большом континенте, включающем в себя страны СНГ со своим богатейшим фольклором и древними культурами, носителями которых является народ, то именно потенциал и является чуть ли не единственным оправданием и, если позволите, станет спасением того кризиса творческих идей, который накрыл весь шоу-бизнес на всех территориях бывшего Союза. Впрочем, не все так плохо. Мы должны осознавать, что то, что находится в открытом доступе, в так называемой «шаговой доступности», а именно то, что транслируют центральные СМИ и главные федеральные каналы, не является и не должно восприниматься людьми разумными как факт наличия исключительно подобного или отсутствия талантливого материала. Если говорить кратко, то сейчас массу потрясающего музыкального творчества, слава Богу и технологиям, теперь можно найти в сети Интернет.

Кстати, именно Интернет и снизит влияние главенствующих телевизионных каналов и радиостанций на массового слушателя. Но не в одно мгновение и не в ближайшем будущем. С развитием технологий и появлением возможностей доступа в сеть Интернет у слушателя появится реальная альтернатива. Уже сейчас продвинутый образованный зритель все чаще обращается за новым интересным материалом в сеть. Телевидение (в обычном понимании) теряет свое влияние быстрее чем радиостанции. Не поймите меня неправильно: я говорю о «покупающем» потребителе, а не об огромной армии домохозяек и людей преклонного возраста. А через 5-7 лет Интернет займет лидирующую позицию и в продвижении музыкального продукта (песни, клипы). Как, например, сейчас в течение светового дня основная активная аудитория знакомится с экономическими и политическими новостями только благодаря новостным лентам в сети Интернет. Активные блоггеры уже сейчас, имея многотысячную аудиторию, представляют из себя полноценные СМИ, а информационные агентства, печатные издания подписаны на них и с удовольствием используют материалы блогов в своих статьях.

- Но кто виноват в отсутствии новых ярких песен – невежество продюсеров и отсутствие вкуса у публики, старательно насаждаемое?

- Скорее всего, именно лень (в поиске интересного и самобытного) и необразованность (отсутствие профессионального музыкального образования) продюсеров всех мастей не позволяет им создавать интересные музыкальные произведения. Однако опрометчиво утверждать, что все музыкальные продюсеры так уж необразованы. За последние 10-15 лет появилось множество самозванцев, которые, выбив бюджет на раскрутку безголосой доченьки или супруги, выпячивая грудь, начинают считать себя продюсерами. С ними все ясно. Но большинство известных нам именно музыкальных продюсеров достаточно хорошо разбираются и в тенденциях, и в аранжировке. Но я никогда не понимал, зачем слишком уж прямолинейно следовать музыкально-радийной коньюнктуре и создавать по единому шаблону и штампам то, что всем уже набило оскомину. Я уже не говорю про незамысловатые аранжировки и банальные неинтересные мелодические формы.

И не только продюсеры тому виной. Программные директора и, … как ни странно, аудитория, которая в силу своей минимальной музыкальной образованности не способна воспринимать сложные гармонические переплетения, а также нестандартные формы интонационных находок и тематических мыслей. Ведь посмотрите: из песни в песню, от продюсера к продюсеру, от артиста к артисту мы видим сплошные повторы и плагиат. Я не против, если это сделано вкусно или со ссылкой на авторство. Но если бы продюсеры, чуть-чуть расширив свою фантазию, использовали бы в с своей работе бесценную классическую музыку и богатство гармоний, созданных классиками, то, поверьте, нашим артистам стало бы жить легче. Возьмите си бемоль минорное «Интермеццо» Брамса и на его основе сделайте неповторимый медленный хит. Это фортепианное произведение, в котором автором уже прописаны голоса инструментов. На этой основе оркестровку (аранжировку) сделает любой саунд-продюсер… И авторские платить не надо. Просто укажите имя Брамса. Не очень прилично, подобно «известным» в современном российском кинематографе «композиторам», используя мелодии из симфоний немецкого композитора, присваивать все лавры себе. Но в отчаянной погоне за прибылью не до Брамса… Вальсы, ноктюрны и полонезы Шопена – чуть проще гармонически, но тоже чрезвычайно богаты палитрой.

Где же здесь влияние аудитории? Один из простых примеров — голосование в сети Интернет, на радио и ТВ с помощью смс (любым другим способом) за тот или иной хит поп-группы, и у артистов появляется иллюзия. Голосует-то молодое поколение, которому очень легко воспринимать простенькую мелодию с незамысловатым текстом. А взрослая аудитория, как бы любила или чаще не любила весь этот, грубо говоря, «мусор», не представляет из себя оппонента и не является активным рупором, так как не принимает участие в подобных смс-битвах. Вот вам и рейтинги, и как следствие, формат и репертуар.

- Однако же есть исключения, самородки!

- Аудитория готова и с неистовой силой может воспринимать совсем нестандартный музыкальный материал: 10 лет назад такое произошло с Земфирой, когда аудитории разных возрастных категорий были «взволнованы» музыкальностью, композиторскими способностями артиста и порой спорными текстами, но никто не остался равнодушным. И здесь мы переходим к совершенно иному разговору. Хочу нескромно заметить, что авторство постулата «известными продюсеров делают Большие Артисты» принадлежит вашему покорному слуге. Но в случае с Земфирой даже этот постулат теряет силу…

Можно привести несколько примеров развития артиста, как самостоятельной творческой единицы, которым продюсеры не нужны. И не всегда даже менеджмент (подчеркну, что последнее никогда не бывает лишним). Это в 99 процентах случаев классические музыканты, а в других жанрах это — Ирина Богушевская, ансамбль Маримба Плюс, группа Acapella Express, Алексей Айги, Родион Замуруев с ансамблем Mobilis и другие…. Это артисты, прежде всего, с высшим музыкальным образованием, и они никогда не позволят себе выступать с плохим материалом и на низком уровне. Вы спросите «где же критерии?», а я отвечу, что критериев масса. И образованный слушатель меня понимает.

- А я не понимаю. Судьи-то кто? Где продюсеры, где советчики тому же Айги?

- Я неоднократно говорил, что не могу считать себя продюсером в западном понимании этого слова. Я являюсь (могу быть) менеджером, помощником, директором, «правой рукой», верным другом, лучшим консультантом с огромным опытом – кем угодно, но не продюсером. Я могу администрировать дела, ходить на переговоры, готовить и подписывать контракты, проверять бытовые и технические спецификации, составлять графики, советовать что-то в творческом плане (право совещательного голоса), заниматься организацией концертов – заниматься тем, что приносит реальный доход артисту. Но я уверен, что не имею никаких прав указывать Владимиру Соловьеву как, где и что говорить, писать, на какие темы выступать, или, не дай Бог, указывать пианисту высочайшего класса Вазгену Вартаняну, как интерпретировать, например, побочную партию ре-минорного фортепианного концерта Рахманинова. Это творческие единицы (читай «единственные», лучшие в своем роде), мастерство которых в профессии не подлежит сомнению. Алексею Айги, вероятно, я бы рекомендовал чуть поправить репертуар в направлении выбора определенных композиций на особых мероприятиях. Но это не мое дело и уж точно там нет проблем с композицией и профессиональным уровнем.

Конечно, по принятым в российском шоу-бизнесе понятиям я могу называться как угодно, а вот в западном понимании – я не могу так себя называть. Produce – с английского – производить, создавать. У нас создают проекты, когда сам человек как творческая единица ничего из себя не представляет. Тогда ему/ей «выравнивают» лицо, пишут песни, записывают за него/нее вокал и выпихивают на сцену – но это то, что у нас в России часто и происходит. За рубежом продюсер пишет/занимается аранжировками песен. Я же не создаю музыкальный продукт — не пишу песен. Музыкант, артист, актер достигает определенного профессионального уровня, а дальше у него должен по его желанию появиться менеджмент. А менеджмент – это и менеджер, и музыкальный продюсер, и отдел по работе со СМИ, рекламный и юридический отделы. «Империя Музыки» именно этими вопросами и занимается.

- Так что же делать молодым музыкантам и профессиональным исполнителям, если у них нет ни менеджмента, ни достойного музыкального материала?

- Как и в любой профессии: много работать, всего себя отдавать творческим поискам и искусству. Но не надо стремиться к созданию чего-то оригинального, своего, неповторимого… Ничего не получится. Вот масса примеров, когда звёздами становились за счет того, что перепевали старые хиты. Из совсем свежего — группа Madcon стала всемирно известной, очень грамотно перепев хит 1967 года от Frankie Valli и The Four Seasons. Песня Alabama Song, прославившая The Doors, написана в 1928 году Куртом Вайлем и Бертольдом Брехтом. Pet Shop Boys сделали резкий «скачок в известность» благодаря песне Willie Nelson «Always In My Mind». Animals, прогремевшие с песней Don't Let Me Be Missunderstood, которая на самом деле была написана для Нины Симон, также прославились с народной песней House Of Rising. Guns'N'Roses выстрелили с песней Боба Дилана Knocking Of Heaven's Door. Аналогичные истории — с Уитни Хьюстон, Бритни Спирс, Eruption. Продолжать можно бесконечно: «Love Hurts» вывели на небосклон Nazareth, хотя песня была написана для Everly Brothers, а Rendy Newman на 10 лет раньше Джо Кокера спел песню You Can Leave Your Hat On… 

Я не вижу ничего предосудительного в том, чтобы заново осмыслив, сделав вкусную аранжировку, спеть старый хит так, чтобы всем стало ясно: артист и песня друг друга стоят. Постепенно искать свой репертуар, свое место на сцене и своего слушателя. Ну и общие правила развития артиста никто не отменял.

А по поводу, как Вам может показаться, большого количества артистов, которые на собственном оригинальном материале стали известными всему миру, хочу пояснить. Вы можете вообразить себе, каков процент артистов, претендующих на «демоническую одаренность», создающих, по их мнению, интересный оригинальный музыкальный продукт? Их подавляющее большинство, процентов 90! И пусть десятая их часть представляют из себя на самом деле профессионалов высокого класса с неповторимыми творческими находками, останется в лучшем случае всего 10 процентов артистов-звезд, из которых добрая половина стала всемирно известной благодаря тому, что в самом начале своего пути к звездному небосклону спели не свою песню. В большей степени это относится к западному рынку и развитию артиста именно там. А в России немаловажным всегда являлся и факт наличия нескончаемого количества финансовых средств, которые вливались в артиста в независимости от данных. И чем бездарнее артист, тем больше денег в него вкачивалось. Я даже больше скажу. Талантливые артисты высокого, по российским меркам, уровня (так называемый первый эшелон), также обязаны отрабатывать ротацию на федеральных и центральных музыкальных каналах. Но об этом всем известно, и я здесь не открываю никакой Америки.

- Артисту в шоу-бизнесе работать сложнее, чем актеру на сцене, или все же легче?

- Кем сложнее стать/быть актером или популярным певцом? Объективно говоря, конечно, когда актер первый раз выходит на сцену театра, он не играет «под фонограмму», и уже на первом спектакле зритель ждет от него откровений, но никак не экспериментов. В популярном жанре, к примеру в нашей стране, с точностью до наоборот: большинство начинающих поп-артистов «защищены» и фонограммой, и подтанцовками с музыкантами, и 3-х минутным ограничением пребывания на сцене. Отчасти, Вы будете правы. Но не захотите понять одну лишь разницу: актер, появляясь с маленькой ролью, не претендует на главную роль в спектакле, а поп-артист, появляясь на сцене, сразу «играет» главную роль, солирует. Продолжая свою мысль, скажу в оправдание артистов, целиком и полностю отдающих себя искусству: и на концертной сцене и на театральных подмостках нечего делать бесталанным лодырям и людям с заниженной самокритикой, которым кажется, что они достигли неимоверных высот в своем жанре.

- А если привести другой пример — кому сложнее, пианисту или актеру?

- Я склонен считать, что пианисту. Хотя бы потому, что ему все то, что актер или певец передает словами, голосом (то есть тем, чем он пользуется ежеминутно с самого рождения) до зрителя, надо суметь донести через инструмент, который, в свою очередь, является предметом неодушевленным, представляя собой хоть и довольно изящную, но все же преграду. Эта идея может быть справедлива еще и потому, что язык музыки объективно сложнее. Не потому, что недоступен, а потому, что не каждый ему научен, также как не каждому дано интуитивное внутреннее желание постичь глубину интерпретации. А тому меньшинству из них, кто в начальных классах, все-таки обучался музыке, произведения глубже первой части «Лунной Сонаты» или «К Элизе» уже недоступны.

Чувство настоящего созерцания, которому одинаково счастливо подвержены как великие музыканты, так и настоящие слушатели – это нечто совершенно чуждое сегодняшнему массовому зрителю, равно как и артисту в понимании реалий сегодняшнего дня. Во мне именно в этой части и зачинается бунт между мной-классиком (в смысле образования) и мной-менеджером и директором самого разнообразного пула артистов, актеров, музыкантов. Существует несколько, на первый взгляд, несложных принципов, которым я ненарочито «требую» следовать, а точнее, ненавязчиво навязываю: честный подход к своей работе, выполнение оной на высочайшем уровне, постоянный профессиональный рост, каждодневый труд плюс неустанная эволюция вне рамок своей профессии.

- Вы точно работаете в российском шоу-бизнесе?

- К сожалению, все вышесказанное никакого отношения не имеет к современным реалиям российского шоу-бизнеса. Здесь же скандалы подавай и отдыхай беспробудно на сборных тусовках, «торгуй» лицом и попадай в светскую хронику на последние страницы журналов для бездельников, жаждущих славы того же зенита… С другой стороны, я замечаю, что глянец теряет интерес у массового читателя. Их листают сами «звезды», чтобы углядеть себя на последних страницах светской хроники и успокоиться до следующей публикации («я еще нужен им»).

Мы же в своей работе пытаемся донести до зрителя/слушателя только то, чем артист может интересовать думающую публику: его, артиста, художественный уровень и творческий потенциал является для меня той «информационной начинкой», с которой я знакомлю публику. Именно тогда люди начинают ценить артиста за профессионализм, за конкретные достижения. Каким для меня может быть информационный повод, чтобы продвигать, к примеру, пианиста? Конечно, новый альбом или концерт в Большом Зале Консерватории в рамках мирового тура. И мне совершенно неинтересно, что рейтинги этих новостей не будут занимать места в первой 10-ке публикаций. Зато во все серьезные информационные ленты, без каких-либо проблем, подобная новость о концерте большого Артиста с программой, посвященной 200-летию Ф. Шопена, попадает стремительно. Замечу, что «желтая» информация и непроверенные факты там не публикуются ни при каких обстоятельствах.

Меня часто упрекают в том, что я «плыву» против течения? Не долгий ли я выбрал путь? Где деньги? Я предпочитаю, чтобы мне не задавали вопрос: где совесть? Да, выбранный мной путь долгий, но, как я считаю, праведный и, уж точно, честный по отношению к зрителю. Боюсь, что таких романтиков уже не осталось. И это не является категорией нескромности. Я чувствую, что это не всегда хорошо, и подтверждает совсем нездоровое отсутствие эгоизма. Хотя если мне не стыдно за артиста, к которому имеет отношение моё имя, то именно это приносит мне уйму удовольствия, что в моем случае и следует принимать за позитивный эгоизм.

Источник: NEWSmusic.ru

22 Июля 2010 г.

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий