Голодающее Придонье

6 Июля 2010 г., просмотров: 1145.

 Валерий Фурман Противостояние российского шоу-бизнеса и Российского Авторского общества (РАО) в июне этого года приняло крайние формы. Известный ростовский импресарио, организатор множества концертов, шоу и городских праздников Валерий Фурман объявил о голодовке. По словам Фурмана, к подобной акции протеста его вынудили действия Южного филиала РАО.

В этих действиях, впрочем, не было ничего неожиданного. РАО посчитало, что Валерий Фурман допустил нарушения при организации концертов Евгения Дятлова и Валентины Пономаревой. И подало на импресарио в суд. Первый суд 10 марта 2010 года импрессарио проиграл. Решение первой инстанции – Суда Железнодорожного района г. Ростова-на-Дону – Фурман обжаловал по закону. Но и вторая инстанция – Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда – встала на сторону РАО. Своим определением от 26 апреля 2010 года судебная коллегия оставила в силе решение суда Железнодорожного района. В ответ импрессарио объявил голодовку. По его словам, и размер штрафа, и сами требования РАО в данном случае – «вещь абсурдная», а к деятельности РАО следует привлечь повышенное внимание общественности. Спустя неделю после начала голодовки Валерий Фурман объявил о ее прекращении: по его словам, своей цели он добился. Проблему начали обсуждать довольно широко.

Процесс пошел

Суть претензий РАО к якобы нерадивому промоутеру довольно проста: два исполнителя, чьи концерты организовывал Валерий Фурман, спели в рамках своих концертов 15 песен – объектов исключительного авторского права. Естественно, это была не вся концертная программа, но другие песни объектами авторского права не являлись. Лицензионный договор на использование (обратите внимание на разные слова, терминология тут крайне важна – прим. Звуков) произведений – объектов авторского права, Валерием Фурманом заключен не был. И вместо установленной Постановлением Правительства РФ от 21.03.1994 г. №218 ставки в 5% от билетного сбора, он обязан выплатить по 30 рублей за каждый доказанный факт несанкционированного использования объекта авторского права, т.е. 450 000 рублей. Что интересно, размер штрафа в 30 000 рублей установлен уже не Постановлением Правительства, а Постановлением… Авторского Совета РАО от 12.12.08 г. № 1. 

Дальше будет еще интереснее, а пока отметим, что среди тех, чьи интересы в нелегкой судебной борьбе с Фурманом защитил Южный филиал РАО, — наследники Владимира Высоцкого, Михаила Матусовского, Андрея Петрова, Булата Окуджавы, а также Юлий Ким, Александра Пахмутова, Николай Добронравов и другие. Надеемся, что все они в курсе и благодарны своим доблестным защитникам. Потому что если верить словам Ольги Кургановой, представителя ИП «Фурман Валерий Викторович», то никто из вышеперечисленных авторов и наследников не был уведомлен судом в установленном законом порядке согласно пункту 2 ст. 38 ГПК РФ. Как говорится в надзорной жалобе ИП, направленной в Президиум Ростовского областного суда, этот пункт содержит норму, обязывающую суд первой инстанции уведомлять лицо, в чьих интересах и от чьего имени затеян процесс.

Иными словами, суд должен сказать/написать Юлию Киму или Василию Пупкину, что РАО подало в суд от его имени и хочет отсудить денег. С точки зрения здравого смысла, претензии Фурмана тут более чем обоснованы: а вдруг Юлий Ким не знает, что РАО ведет процесс в его интересах. Исключено? Абсолютно нет. Более того, по словам Ольги Кургановой в Президиуме областного суда чуть не отказались принимать жалобу, поняв, что истцы, чьи интересы представляло РАО, не уведомлены в надлежащем порядке! Юрист долго уговаривала канцелярию Президиума выдать ей письменный отказ, но там все-таки приняли документы, чтобы не ущемлять интересы проигравшей стороны.

Собственно, в этой истории надзорная жалоба и есть самый интересный документ, который как нельзя лучше демонстрирует несовершенство российских законов об авторском праве, размытость формулировок в отечественном законодательстве, а самое главное – уникальное положение Российского Авторского Общества – абсолютного монополиста в сфере управления авторскими правами.

Где тонко?

На взгляд Валерия Фурмана и Ольги Кургановой, «тонко» у РАО и суда, прежде всего, в трактовке Пункта 32 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 29 от 29.03.2009 г., которое наглядно иллюстрирует собой известную российскую поговорку «закон, что дышло — куда повернул, туда и вышло».

Согласно этому пункту постановления, лицом, осуществляющим публичное исполнение произведения, является юридическое или физическое лицо, организующее публичное исполнение в месте открытом для свободного посещения или в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, то есть лицо, которое берет на себя инициативу и ответственность за проведение соответствующего мероприятия. Валерий Фурман настаивает, что организатор гастролей или концертный промоутер никак не может подходить под это определение, хотя он и зарабатывает на организации мероприятия.

По мнению Фурмана, ответственность за исполнение тех или иных произведений в рамках концертной программы целиком лежит на артисте, его продюсере или его продюсерском центре, так как именно они определяют содержание и состав концертной программы, а иногда даже ее визуальное воплощение. Организатор гастролей, который занимается транспортом, гостиницами, договоренностями с площадкой питанием, техническим обеспечением никак не может повлиять на то, что артист будет в этот вечер петь со сцены. Артист не является наемным работником условного ИП «Фурман Валерий Владимирович», и обязать его петь что-то или не петь условный Фурман просто не может. Более того: согласно ст. 1315 ГК РФ, исполнитель не может выходить на сцену, не урегулировав все вопросы с авторами произведений концертной программы. И раз ты вышел петь, то, по умолчанию, подразумевается, что ты уже со всеми договорился, раз поешь эти песни со сцены. По крайней мере, так думает организатор гастролей. Логично? Да. Но суд признает, что нести ответственность должен условный Фурман — как человек, который получает деньги от продажи билетов. А не артист, который тоже получает деньги и который обязан договориться с авторами в лице самого себя или своего продюсерского центра. На основании уже упомянутого постановления совместного пленума ВС и ВАС.

В своей надзорной жалобе Фурман со ссылками на российское законодательство предлагает довольно четко разграничить понятия продюсер-организатор концерта – собственно продюсер артиста, человек, непосредственно влияющий на его концертную программу – театрально-зрелищное представление, работающий с репертуаром артиста и организатор концерта (импрессарио) – человек, который занимается решением организационных, технических и бытовых вопросов, не затрагивающих репертуар артиста. По мнению стороны Фурмана, организатор концерта (импрессарио) не оказывает творческого воздействия на первоначальный результат интеллектуальной деятельности, а значит – не может нести за него ответственность. Именно артиста и его продюсера, придумавших концертную программу, Фурман предлагает считать продюсерами-организаторами концертов, инициаторами организации концертных мероприятий. И именно артист и его продюсер, если таковой есть, должны, по мнению Фурмана, решать все вопросы с обладателями авторских прав ДО выхода на сцену. Суд с доводами ИП «Фурман Валерий Владимирович» не согласился на том основании, что раз он обеспечил технические и бытовые возможности для проведения концерта и получил за билеты на концерт деньги, то он и является инициатором. Имел ли артист право вообще исполнять заявленные в иске РАО произведения, суд предпочел не устанавливать. Суд также предпочел не устанавливать, а не было ли проведение концерта инициативой артиста или его менеджмента. Они же вполне могли обратиться к Фурману с просьбой о проведении концерта. Инициатива? Еще какая! Другое дело, что для ее установления нужно поработать. А в случае с Фурманом можно просто «поинтерпретировать».

Суд также не стал устанавливать, например, нет ли у исполнителя и вышеупомянутых авторов персональных соглашений и договоров. А вдруг Валентина Пономарева имеет на руках договор с Эльдаром Рязановым, по которому тот разрешил ей исполнять свои песни без выплаты авторских отчислений в обмен на единовременную выплату некой суммы? И как в таком случае может нести ответственность случайный промоутер из Ростова, который не является доверенным лицом этих сторон? Почему он должен второй раз платить за то, за что уже однажды заплачено? Почему это импрессарио должен доказать, что он не верблюд, а не РАО, которое собирает доказательную базу для предъявления иска? Договор Эльдара Рязанова и Валентины Пономаревой в любом суде будет иметь абсолютное преимущество перед любыми претензиями РАО, но ни суд, ни РАО возможным фактом наличия такого договора предпочли не интересоваться. А зачем?

Несостыковочки вышли

С доказательной базой в иске РАО к ИП «Фурман Валерий Владимирович» вообще туговато. Ну, например, единственным доказательством факта исполнения объектов авторского на концертах Дятлова и Пономаревой стал… список, предоставленный представителем РАО. Ни аудиозаписей, ни видеозаписей, ни какого-либо акта, которые бы подтвердили факт исполнения объектов авторского права, к иску приложено не было. Судом они тоже не были затребованы. Фактически, представителям РАО поверили на слово. На каком основании? Более того, суд кассационной инстанции почему-то принял слово РАО за факт, который Валерий Фурман должен опровергать, хотя факт является недоказанным.

Идем дальше. В деле отсутствуют доказательства авторства тех или иных произведений. Есть выписка из реестра РАО, есть распечатка с некого сайта karaoke.ru. Ни та, ни другая бумага факт авторства не подтверждают, тем более, что случаи ошибок в реестре РАО широко известны, а уж как можно подтвердить авторство какого-либо произведения распечаткой с откровенно неофициального интернет-сайта, вообще не очень понятно. В деле также отсутствуют доказательства того, что, например, композитор Андрей Петров передал свои авторские права на свои композиции своим наследникам, а не передал их в безвозмездное общественное пользование. Однако и первый факт, и второй суд также почему-то проигнорировал.

И если болевая точка, о которой говорилось выше, все-таки момент приложения интерпретации, то абсолютно не понятно, как можно принимать в производство иск, в котором вообще отсутствует доказательная база? Почему представителям РАО верят на слово, а представителям ИП «Фурман В.В». – нет? Как объяснить такую избирательность суда? Молчит Русь, не дает ответа.

Ну, и наконец, самая главная нестыковка, по мнению проигравшей стороны. Cуд первой инстанции, а затем и вторая инстанция, оперировали в своих решениях ссылками не недействующее Законодательство РФ: Закон РФ «Об авторском праве и смежных» правах (утратил силу за 9 месяцев до подачи иска) и Раздел III Положения «О минимальных ставках авторского вознаграждения за публичное использование произведений» № 218 от 21.03.1994. Между тем, ссылки на данное законодательство в результирующей части решения отсутствуют. Везде фигурирует ГК РФ и совместное постановление Пленума ВС и Пленума ВАС, о котором говорилось выше. И, пожалуй, это единственное слабое место в позиции защиты.

А самое сильное — вот где. Дело в том, что за выступление Евгения Дятлова Валерий Фурман даже пытался заплатить деньги и получить на него лицензию! И даже деньги перечислил. Однако Южный филиал РАО договор с ИП Фурман В.В. заключать не стал и лицензию не выдал, мотивируя это тем, что последний является нарушителем условий по ранее выданным лицензиям, а деньги вернул. Какие условия нарушил Фурман – в этой бумаге из РАО не уточнили. Сам Валерий Фурман уверен, что речь идет вовсе не о лицензиях, а о судах, которые выиграл он, опротестовывая претензии РАО. Почему это мешает выдаче лицензии на концерт Евгения Дятлова, т.е. исполнению РАО своих законных обязанностей – непонятно. Почему по лицензиям, по которым якобы «установлены нарушения», нет судебных исков, а по лицензии, которую пытались получить в установленном законом порядке – есть? Опять какая-то странная избирательность.

Самое интересное, что глава южного филиала РАО Владимир Куделькин сначала заявил, что не помнит такого отказа, хотя имеется подписанный лично им документ, а когда ему был назван номер и дата исходящего документа, обещал его найти и дать комментарий после. После Куделькина было уже не найти, а сотрудники южного филиала посылали всех за комментариями в Москву, где по «удачному» стечению обстоятельств единственный сотрудник РАО, способный дать ответ, Марина Мурадова, ушла в отпуск. Все остальные источники в РАО на условиях анонимности, естественно, говорили, что совершенно не в курсе существования такой бумаги. И вообще, раз суд решил — значит, суд прав. И голодовка Фурмана – это протест не против действий РАО, а протест против решения суда. Очень удобная позиция, к которой сложно придраться.

Что делать?

«Дело Фурмана» — случай довольно показательный. С одной стороны, есть якобы безусловная правота РАО, подтвержденная решением суда, с другой – масса накладок, несостыковок, упущений в исходном иске, а также совершенно двусмысленная конструкция совместного постановления Пленумов ВС и ВАС, допускающая интерпретации, как в одну, так и в другую сторону. Добавим к этому фактически монопольное положение РАО на российском рынке, практически полное отсутствие возможности заключения прямых договоров с западными обществами по управлению правами или западными исполнителями. Добавим сложную процедуру «отказа» от услуг РАО, большой процент, взимаемый РАО за свое посредничество, непрозрачную схему расчета популярности авторов-членов РАО, которым достаются деньги тех, кого РАО не успело найти. Добавим сюда же все последние скандалы с участием РАО: историю с подписью Ларисы Долиной, которая сначала заявила, что «Я знаю, что такое РАО. Сталкивалась с этой организацией неоднократно. В красках описывать не собираюсь и подписывать письмо не собираюсь. Я возмущена тем, что кто-то подделал мою подпись», «Интересуетесь, почему я поддержала Российское авторское общество, вокруг которого сейчас столько шума, и даже поставила свою подпись под открытым письмом Путину? Это любопытная история, если учесть, что ко мне никто не обращался, никаких подписей я не ставила и вообще не собираюсь поддерживать РАО. Хочу заявить через ваше издание: мое имя использовано!», а потом дезавуировала собственные высказывания в программе Владимира Матецкого на радио «Серебряный дождь»: «Во-первых я хочу извиниться перед авторами. В репетиционной суматохе мне был задан неправильный вопрос и, естественно, я на него неправильно ответила. Да, конечно, я подписывала письмо! И подпись моя, естественно, подлинная! Я являюсь членом Всероссийской Организации Интеллектуальной Собственности (ВОИС). ВОИС занимается защитой наших прав — исполнителей, а Российское Авторское Общество — авторов. Я считаю, что залог успеха на 50% зависит от автора. Очень плохо, что слушатели не знает своих героев в лицо. Российское Авторское Общество, та организация, которая всегда будет стоять на защите прав авторов» Добавим предложение взимать деньги с гостиниц, в номерах которых стоят теле- и радиоприемники. Добавим предложение взимать деньги с сайтов с потоковым аудио- и видео… Продолжать можно почти до бесконечности.

Для решения проблем, о которых мы сказали выше, есть два пути. Первый – создание массы конкурирующих обществ по управлению авторскими правами, а также законодательное ограничение прав РАО на монополию в этой области. Пусть конкурируют между собой за авторов, за качество сборов, за работу с пользователями объектов авторского права. Это же рынок и, судя по всему, довольно неплохой. А чем острее конкуренция, тем выгоднее авторам, об интересах которых так заботится РАО. Это же бизнес! Так почему не открыть доступ на этот рынок всем желающим? Пусть рекламируют себя, зазывают клиентов, в общем, ведут себя, как нормальные участники рынка. Второй способ – создание общественных организаций, которые будут защищать других участников рынка. Например, тех же концертных промоутеров. Которые будут следить за тем, чтобы РАО или иное общество не отказывало в выдаче лицензии на надуманных основаниях, или не строило свои иски на филькиных грамотах с рассыпающейся доказательной базой. А главное – пролоббируют соответствующие изменения в законодательство, которые разграничат понятие продюсера / артиста и организатора / импресарио, которые позволят заключать соглашения с западными агентствами по управлению авторскими правами и/или авторами, если ранее авторы не заключили таковые договора с исполнителями. По словам Валерия Фурмана, подобная организация скоро появится в России, причем войдут в нее промоутеры самого разного уровня. И именно для того, чтобы инциденты, подобные тому, что случился с ним, не повторялись.

 Источник: zvuki.ru

6 Июля 2010 г.

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий