Новые колонизаторы. Сабит < Рецензии < Арт-библиотека < Арт

Новые колонизаторы. Сабит Курманбеков показал «Оралмана»

11 Ноября 2016 г., просмотров: 466.

Художник-постановщик Сабит Курманбеков представил свой четвертый режиссерский проект – полнометражный фильм «Оралман». Закрытый показ картины прошел 8 ноября в кинотеатре Bekmambetov Cinema.

Сабит Курманбеков – типичное дитя новой казахской волны. Он закончил ту же самую мастерскую Соловьева, что и Ардак Амиркулов, Серик Апрымов, Дарежан Омирбаев, Рашид Нугманов, Амир Каракулов. В режиссеры никогда не стремился, всегда почитая это ремесло своим хобби. Все свои ленты Курманбеков срежиссировал случайно: от них в последний момент отказывались постоянные режиссеры. Себя он считает режиссером умеренным и понятным, а вовсе не арт-хаусным.

Проект «Оралман» тоже случаен в режиссерской биографии Курманбекова. Фильм должен был снят еще в 2014 году, но в силу разных причин процесс этот затянулся. «Зеленый свет» проекту дал Бахыт Каирбеков, которому очень понравился сценарий Нурлана Санжара, попросив Курманбекова «не провалить фильм».

Картина рассказывает о потомках казахской семьи, которая в 30-е года бежала в Афганистан. Старик Базарбай помнит далекую казахскую землю лишь в общих чертах, ведь он покинул ее, будучи ребенком. Мнится ему она настоящем раем: молочной рекой с кисельными берегами, шелковыми травами, тучными стадами и богатыми пастбищами. Живут в этом раю исключительные люди: славные батыры и ласковые красавицы. В качестве доказательств своих слов предъявляет Базарбай старую почтовую марку с изображением типичного казахского пейзажа, которая непонятно как оказалась у старика. Внук Базарбая Сапаркул, родившийся в Афганистане и женившийся на местной девушке, к мифической родине относится индифферентно. Тем не менее, уступая просьбам старика, получает квоту на переселение в Казахстан. Проделав долгий и опасный путь из горного кишлака, семья Сапаркула оказывается на родине. По направлению миграционной полиции, они едут жить в село Торе-Там, близ Байконура. Выяснив, что у Сапаркула и его жены нет никакой специальности, местный аким отправляет мужчину работать сторожем. И вскоре обращается к оралману с предложением сделать из полуразршенного здания радарной военной установки мечеть, так как в Афганистане Сапаркул зарабатывал тем, что созывал людей на молитву. В одиночку Сапаркул мечеть возводит.


Главным редактором на картине работал Дарежан Омирбаев, известный своей трепетной любовью к наследию европейских шестидесятников, ко всем этим годарам и трюффо, определившим своим творчеством лицо европейской, а затем и казахской, «новой волны». По нелепой иронии судьбы, для современного европейского кино «новая волна» давно стала проклятием. Все визуальные новаторские наработки этой «волны» были придуманы ее драйверами не из-за какой-то особой режиссерской просветленности, а из-за элементарного отсутствия денег. Все эти быстрые панорамные съемки в реальных условиях при естественном освещении, резкий монтаж, обилие долгих крупных планов, монотонная музыка, аскетичные декорации, эгоцентричный режиссерский стиль возникли потому что студийные боссы «папиного кино» не пускали «рассерженных» бунтарей на свои дорогие съемочные площадки. Сейчас эти наработки стали кинематографическим каноном, признаком хорошего вкуса и, к сожалению, верным знаком дешевого кино. Причем, дешевого не в смысле бюджета. На всех современных европейских фестивалях можно увидеть бесконечное количество картин, цитирующих шестидесятников. Прекрасные работы Годара, Трюффо и компании сегодняшние режиссеры используют как предлог, чтобы снимать скучные, пресные и однообразные артхаусные картины. Вялось мысли и отсутствие инициативы декорируются причудливой аурой ностальгии во славу «новой волны». Примечательно, что в сегодняшней Франции абсолютное большинство подобных фильмов финансируется госструктурами.

В наших пенатах флер 60-х прикрывает исключительно дефицит бюджета. «Оралман» тому яркое свидетельство. Нет никакого смысла расписывать настолько красив этот фильм. Куманбеков – актер, художник и режиссер, и прекрасно знает, как и кадр выстроить, и красоту в кадре навести. Нет никакого смысла рассказывать, насколько точно в фильме сыграли актеры: Дулыга Акмолда, Ержан Тусипов, Есим Сегизбаев, Шынар Аскарова, Динара Даирова. По части эмоциональной сдержанности казахстанским актерам нет равных. Сняв фильм практически в двух цветовых спектрах, белом и серо-грибном, зимой, в скудных интерьерах, Курманбеков заставляет зрителя, не отвлекаясь на вижуал, сосредоточиться на идейном содержании.

На пресс-конференции, которая прошла после показа фильма, сценарист Санжар и режиссер Курманбеков в один голос утверждали, что «Оралман» — фильм об обретении Родины, и выражали надежду, что картину посмотрит 1 миллион оралманов, которые уже живут в Казахстане, и еще 5 миллионов казахов, которые пока в нем не живут, но тоже посмотрят, соберутся и приедут. И привезут с собой «истинные казахские традиции и чистейший казахский язык». И вот тогда, наверное, казахская земля и станет Раем.


Идея эта довольно завиральная. Вряд ли люди, родившиеся и выросшие в других культурах, считают далекий (или не очень) Казахстан своей родиной и относятся к переселению сюда как к возвращению. Вероятнее всего, переселение видится им освоением незнакомых земель или колонизацией.

В земледельческих культурах колонизатором считается народ или человек, который собрал на новой земле урожай. Как только это сделано, народ или человек может считать эту землю своей. Безграмотный Сапаркул, приехавший из горного Афганистана, не может собрать земной урожай, но вполне может собрать духовный. И это ему прекрасно удается. Построив на новой и незнакомой для него земле мечеть, Сапаркул поступил как истинный колонизатор. Построив мечеть на месте военного объекта, бывший моджахед (а Сапаркул, по сюжету, воевал в Афганистане) сразу выступил в статусе духовного лидера окрестного населения, которое все, как один, пьет, ворует и обманывает. Он перековал мечи на орала, вспахал (культивировал) эту землю, посеял семена духовного начала и теперь может ждать всходов. Оставим за скобками этого текста (и на совести создателей фильма), какой именно ислам будет проповедовать в своей мечети Сапаркул. В любом случае, он – уже колонизатор и вправе устанавливать здесь свои правила. Кстати, за всходами дело не стало: в конце фильма жена Сапаркула Зейнеб сообщает ему, что беременна, а дочь, которая в результате военной травмы не разговаривали, неожиданно обрела речь.

Такая идейная парадигма «Оралмана», наверное, понравится оралманам. Все-таки 1 миллион человек  — хорошая почва для хороших кассовых сборов. Но вряд ли коренные казахи будут от него в восторге.

Странности сюжета, конечно, идут не от создателей картины, а от пресловутого дефицита бюджета. По словам Нурлана Санжара, сценарий подвергся сильной корректуре перед самыми съемками. Оставили только то, на что хватило денег. К слову, в основу сценария легла реальная история афганского полевого командира Уали, которая была опубликова на сайте Радио Азаттык в 2011 году.  

В результате «Оралман» получился выглядит фильмом, будто только что сошедшим с рельс среднестатистического европейского фестиваля: странным, скучным, вялым, но очень красивым.
Анна Дармодехина
Служба новостей «Artparovoz»
11 Ноября 2016 г.

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий