Дорожное портфолио. В Алматы < Артновости < Арт

Дорожное портфолио. В Алматы открылась передвижная выставка Петра Фролова и Натальи Тур

15 Февраля 2016 г., просмотров: 1787.

Южная столица Казахстана стала последним пунктом большой передвижной выставки творческого дуэта из Санкт-Петербурга Петра Фролова и Натальи Тур. В рамках своего известного вернисажа «Саквояж» художники привезли в Алматы более 200 работ – своеобразный итог 20-летнего творческого путешествия по миру, этапами которого были Франция, Италия, Голландия, Португалия, США, Гонконг, Бельгия, Куба, Англия. В каждой из этих стран у художников проходили выставки, их картины с удовольствием покупали галереи, коллекционеры, арт-диллеры и арт-критики. Однако, несмотря на то, что два десятка лет Фролов и Тур работают бок о бок, «Саквояж» — их первая совместная выставка.

«Мы решили собрать все, что создали вместе за 20 лет. Когда собрали, посмотрели и решили проехать с таким большим творческим саквояжем по городам России. Мы с Петром работаем в разных манерах и техниках, а в последнее время и в разных мастерских, и хотя наши творческие мировоззрения и влияют друг на друга, но мы представлям два разных направления в живописи. Поэтому наш «Саквояж» — это не только панорама наших путешествий, но и нашей творческой жизни», — поделилась Наталья Тур на открытии выставки в музее искусств имени Кастеева.

Выпускница художественного училища имени Серова и Санкт-Петербургской Академии художеств Наталья Тур – яркая представительница русской реалистической школы живописи. Ее жизнерадостные картины полны света, нежны и изящны, при этом в построении рисунка, композиции, в выстраивании цветовоздушной среды чувствуется крепкая академическая рука.


Героини картин Тур как будто сошли со страниц произведений «серебряного века». Чеховские «Три сестры», толстовская Наташа Ростова, героини Бунина и Куприна смотрят на зрителя с каждой картины художницы. Трепетные, чувственные, романтичные, цветущие они рождают атмосферу даже не сказки, но праздника. Праздника как восприятие мира, когда стремление к идеалу становится выше отображения правды.

По форме картины Тур – жанровая живопись. Места на ее пейзажах узнаваемы и точны, бытовые сценки просты и конкретны, образы безусловны. Но предельная поэтичность всего того, что выходит из-под кисти художницы показывает нам идеализированную реальность. Особенно ярко это стремление к идеализация окружающей жизни видно в тех работах, где Тур воспроизводит женский мир хозяйственных хлопот. Множество мелких предметов, какого-то барахла, живности, горшков с цветами, непостижимым образом помещенные в небольшом пространстве картины, рождает ощущение декоративности и лубка. Но весь этот мещанский рай настолько гармоничен жизнелюбию художницы, выписан с таким восхищением и так фактурно, что упрекнуть Тур в плохом вкусе просто невозможно. В этом уютном раю хочется жить, варить варенье, менять цветы в вазах, кормить птиц и собак, нежиться на залитой солнцем веранде, собирать всякий, дорогой сердцу, хлам.

Зритель, знакомый с русским реализмом только по мрачным, серым, правдивым или издевательским работам, наверняка, откажет Тур в связи с реальностью и назовет ее сказочницей. Но реальность бывает разной. Немудренная, полная поэзии и обычного женского желания создавать вокруг себя красоту, душевная, человечная жизнь – тоже реальность и по части сложности, порой, даст фору любой «правде-матке».


Если уже где и живет сказка, то точно в картинах Петра Фролова. К слову, именно «фроловская» часть вернисажа играла первую скрипку во всей экспозиции, да и сама Наталья, по-женски, уступала мужчине лидирующую роль, рассказывая журналистам, что сама она-де «пишет в простой традиционной манере, но вот Петя….».

Собственную всеядность и потребительское отношение к мировой живописи не отрицает ни сам Фролов, ни его картины. Барочные феерии, сказочные карнавалы, маскарады, балаганы и мистерии-буфф сплетаются в его работах в единый причудливый калейдоскоп. Гоффман запрягает Шварца и погоняет Кэроллом. Кабаков, Малевич, Билибин, Шемякин, Малявин едут в одной золоченной карете по викторианским мостовым, спеша на версальский бал. В многоярусных, плотно заселенных композициях Фролова одна эпоха медленно перетекает в другую. Зашкаливающий синкретизм картин выдает не только такой же зашкаливающий кругозор художника, но и, на удивление, его внутреннюю органику. В картинах Фролова отсутствует доминанта, привычные образы являются в диаметрально противоположной трактовке, но при этом каждая из многочисленных деталей картин художника прописана с ювелирной точностью, вся композиция не рассыпается на отдельные части, а предстает единой структурой.

Фролов, действительно, выдумщик, сказочник и ревизионер. Его хаос продуман и индивидуален. Взяв по крупицам от каждого из стилей эпохи модерна, взболтнув, но не смешав, Фролов получил зрелищный живописный натюрморт. Подчеркивая всеядность своей живописи, в каждом городе, где побывала выставка «Саквояж», художник устраивал натюрморты в реальном времени: накрывал столы с тематическим набором еды. Алматы не стал исключением, первые посетители выставки с интересом ходили вокруг шведских столов и пробовали на вкус натюрморты «Дорожный», «Деревенский», «Художнически-ностальгический».

Привез Фролов в Алматы и свою знаменитую «Азбуку». Соперничать с Александром Бенуа художник начал три года назад. За это время он подготовил 29 листов, посвященных отдельной букве русского алфавита. Когда будут готовы оставшиеся 4 буквы, иллюстрированная «Азбука» отправится в печать.

Увидеть работы Петра Фролова и Натальи Тур можно до 12 марта в музее искусств имени Кастеева.
Анна Дармодехина
Служба новостей «Artparovoz»

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий