За что режиссер ставит себе < Калейдоскоп < Арт-библиотека < Арт

За что режиссер ставит себе пятерки?

26 Ноября 2015 г., просмотров: 1458.

Уникальность режиссерской профессии состоит в широком диапазоне понятий, функций и дисциплин. Ведь настоящий режиссер-постановщик обязан разбираться во всех вещах, с которыми связан его проект. В случае с Карлыгаш Ажиевой – музыка, история, дизайн – это лишь малая часть многообразных граней, с которыми связаны ее проекты. 

А кто такой режиссер? Что за профессия по-вашему?

Режиссер – профессия древняя, это написано во всех хрестоматиях. Когда на земле появились самые первые профессии, люди ели-пили, а еще танцевали и устраивали те или иные события. Кто-то должен был этим руководить. Кто как не первый на земле режиссер устраивал эти танцы при огнях, танцы после радостного события поедания мамонта и так далее? Это человеческая сущность – поесть, попить и еще повеселиться. И как это сделать красиво решал режиссер, который получал за эту ту или иную косточку, ту или иную оплату, тот или иной знак отличия.

Режиссер он недаром режиссер. Это человек, который является звеном между зрителем и сценой. В наше время заказчики немножко путают себя. Многие смеются, что все стали режиссерами. Это отлично, замечательно, что у каждого появилось осознание – хорошо — плохо, красиво — некрасиво и т.д. Но все-таки, от заказчика это должно идти в форме либо консультаций, либо советов. Никак не забирать себе микрофон, отодвигать на дальний план режиссера и делать из режиссера то ли администратора, то ли вообще своего битого-перебитого члена коллектива… Я считаю, что ниша режиссерская есть, и пускать на нее остальных не надо. У каждого свое. У дирижера есть дирижерская подставка, я на нее не прыгну. А у режисера кроме микрофона есть некое пространство между действием, которое происходит на сцене и между людьми, которые это действие будут наблюдать.

Я о той беде, что все сейчас стали лезть: «Это то, это не то… сценарий какой-то не такой…» Тогда я говорю: «Давайте поспорим!». Но не идут спорить. Узколобость, туголобость – хотят только так видеть. И почему бы не поварьировать, почему не сделать так, чтобы зритель домыслил потом? Дать ему эту инфомацию. Он будет счастлив, что мозг потом еще поработает. Тогда он уйдет со спектакля и будет в восторге думать: «А сцена была такая, а почему? … ааа – потому что… я сам до этого догадался… ух какой я молодец, оказывается не я один до этого додумался!». Я это к тому, что должна быть не просто перевареная ливерная колбаса. Должна быть, все таки, пища для ума. И процесс переваривания должен у каждого человека состояться.

Я за то, чтобы с обеих сторон состоялся аргументированный спор. Должен быть обязательно этап, когда ты должен придти к чему-то, родить это. Твои мысли –дитя, ребенок. Я против того, что годами каждый человек должен вынашивать идеи. Это же не олимпийские игры, где там 4 года у режиссера есть. У каждого человека есть свой хронометраж. Опять принцип, чтобы было время подумать. А потом уже этап выглаживания, постановки и так далее.

Как ты решила стать режиссером?

Во-первых, я всегда тяготела к управлению массами, и поэтому избрала первую свою специальность «Хоровое дирижирование». Когда перед тобой стоит хор, ты учишь как петь, что петь и, благодаря рукам, ты их направляешь. Естественно дирижер-хоровик рассказывает историю произведения и как бы он хотел, чтобы его исполнили. Сначала так руководила.

Опускаю работу в школе и филармонии музыкальным редактором… Следующий этап — это международный фестиваль «Азия дауысы» и мои первые учителя в этом деле — господа Пономарев и Иргалиев. Мы жили тогда по такому принципу: «принеси то не знаю что». Вот тебе надо это сделать, а какими способами – это твои проблемы. Этому опыту я страшно благодарна и своих учеников тоже учу не ждать, когда я им намажу бутерброд, а самим принести средство. В детстве я жила на юге. Все время же пока учишься просишь у родителей, просишь: «дай, дай, дай…» Иногда мама возмущалась: «Вот узбеки утром провожают и говорят – на тебе рубль, вечером принеси три». На самом деле правильно, ты вышел из дома и пошел зарабатывать – ты должен накормить всю семью, себя и еще оставить на будущее – железный принцип! Мой принцип.

Что-то происходило забавное с Вами, можете вспомнить такой случай?

После «Азия дауысы» потом у меня был смешной выход на тв, я выиграла в программе «Угадай мелодию». Это было сто лет назад и это знают только мои близкие. Я выиграла благодаря знаниям в области музыки. Помню, что проигрывала в моменте, когда нужно было угадать мелодию с 3 или 4 нот. На песне «Люди в белых халатах» невозможно сразу понять что это.

Сейчас я ее выучила, спою вам все по куплетам на голоса и на День медицинских работников я ее применяю. Я очень люблю людей, которые знают песни, которые не знаю я. Люблю бывать в каких-то запыленных складах, где лежат еще виниловые пластинки разных фирм. Осенью я была в Актау, где дизайн интерьера одного кафе выполнен из пластинок. Когда там было поменьше народа я ставила стул и облазила там все стены — под потолком читала, знаю я эти песни или нет. Себя проверяла, потому что я уменя азарт: если я что-то незнаю, надо знать. Режиссер должен знать истоки, которые пригодятся.

А зачем и как эти знания могут пригодится?

Начинала я с музыкального редактора, как мы днями-ночами сидели с музыкантами – на хорошую книгу рассказов наберется немало. Тогда еще интернета не было, мы собирали по всему миру диски с саундтреками к фильмам, пригождается красивая музыка всегда. Так и знания пригождаются совершенно разнообразные.

Например, не знают ретро-фильмов некоторые режиссеры, не знают фраз, ставших крылатыми… Если ты стоишь перед аудиторией старше сорока, то тебе и карты в руки – оперируй теми выражениями и песнями, которые были в ходу в то время, а также костюмами, гримом, декорациями тех лет. Сегодняшние представления обязательно оснащаются какими-то экранами, где можно обыгрывать смысл в проектах. И вот там тоже попадешь в точку, когда ты подготовишь еще и графический или видеовариант, которые вкупе с этой песней еще дальше пронзит сердце зрителя. Нам режиссерам надо обязательно смотреть назад. Новое — это ведь давно забытое старое. Копнуть прошлое столетие по направлениям в музыке, в балете, народной хореографии, кино, моде, театре – интересная эпоха была. До нее век – тоже интересная эпоха, богатая и красивая! Представляете сколько праздников можно придумать?

Что в своей работе Вы полюбили в последнее время?

Мне нравится работать с областями. Каждый хочет уехать в столицу, но стоит поклониться тем людям, которые продвигают там культуру. Не всегда условия и качество тех же студий сравнимы со столичными. Но я всегда стараюсь преподать им и вывести на тот уровень, с которым было бы не стыдно выйти и на столичную сцену. Планку надо повышать, нельзя вариться в собственном соку. В прошлом году, например, мы познакомились с Кызыл-Ординской областью, познакомились хорошо и весь год друг с другом очень хорошо общались. А я с удовольствием ездила, потому что каждый артист знает мои требования, а я знаю потенциал артиста и хочу чтобы еще он выложился и в другом амплуа выстрелил. Это я считаю победой.

 Отличаются ли артисты разных областей по менталитету?

Обязательно. От региона зависит. И накладывает отпечаток область. Они не растут. Я им об этом в открытую говорю! Они удобны для слушателя и дальше им хоть трава не расти. Он будет в этом костюме еще пять лет петь! Он будет эту песню еще 35 лет петь! Они уже стареют, пора на заслуженный покой, нет он все равно одевает этот смокинг и поет песню, которой уже тысячу лет. Не ищут новые. Нет азарта нашего – нету толчеи. Не видят перспектив. Поэтому я приезжаю, приглашаю, стараюсь использовать вплоть до ведущих. Там даже такая вещь возникает: «О, да она ездила к Гасе, поэтому нос задрала…». Были такие случаи.

Как находите общий язык с региональными «звездами»?

Только профессионализмом! Когда ты делаешь правильные замечания, когда на профессиональном языке мы говорим, только тогда можно достучаться. Тогда он понимает, что я не просто фефа, которая приехала со столицы и сейчас буду командовать. Мне этого не надо. Я наоборот отношения построю. Где-то манеру мою уже принимают, правильно относятся к моей критике. А где-то тааак людей обидела… «Ой, вы зачем так с ними, они у нас единственные! Ой, а то они у нас уедут, мы их должны все время по головке гладить …» А за что гладить? За то, что он фальшиво поет? За то, что он этот костюм офисный одел? Тут такие тонкие вопросы. Им по идее надо выживать. Там недостаточно руководят ими люди. Непосредственно в филармониях сидят царьки — точно самоуспокоенные люди. Дома жена-дети, завтра свадьба у племяника, свои заботы областного масштаба. И они забывают, что они тоже были молодыми и тоже крылья у них сзади были, что людям надо дать полетать. Прилетит он в твое гнездо? Хорошо. Улетит дальше – тоже хорошо. Я роскошный голос баритон в Актау слышала, фактура — прямо мачо. Но не растет, я представляю, что еще 30 лет он таким и будет. Нет, я не прошу их всех лететь к нам. Но меняться, работать над собой я их призываю! Режиссер – это еще и дипломатия, чтобы твой замысл состоялся на сцене.

А как с заказчиком получается договориться? Ведь бывает, что топнет кто-то ножкой, как с этим справляешься?

Постояно приходится преодолевать, у меня уже выработаны приемы. Где-то безапелляционно, где-то чудеса женской хитрости и мудрости приходится применять. У меня есть внутренний журнал успеваемости, где я сама себе оценку ставлю за тот или иной проект. В том же журнале есть и мои ребята, я им обязательно говорю над чем надо поработать, что изменить,познать и так далее.

Как выглядит идеальный артист?

 Артист кроме того, что он должен обладать внешностью, должен знать основы вокала, уметь им пользоваться и заодно должен быть артистом, знать что такое сценическое мастерство. Из ста процентов у восьмидесяти это отсустсвует напрочь. Многие думают, что если он встал у микрофона и что-то нам спел, то мы теперь должны умереть от восторга. Приходится их взбодрить: «Нет мой дорогой, ты должен еще так посмотреть, придумать себе образ!». Ты должен еще знать о чем ты поешь, найти ту нить, чтобы она не оборвалась, а взорвалась на аплодисментах. Ты ее натягивать должен все время выступления. Сцен мастерство отсутствует напрочь. Не знают как смотреть, как работать с микрофоном, как повернуться… На первом месте по сценическому мастерству только Роза Куанышевна, которая завладеет любой аудиторией. Очень большой преподавательский пласт уехал — люди, которые могли бы научить молодых артистов, как себя подать на сцене. Я все время говорю, что сцена – это святая святых. И когда они приходят в сланцах, шлепках, шортах в жаркий день, за это они получают и приходят на репетицию переобувшись, переодевшись, потому что это – сцена! К этому относится надо стрепетом. Как ты будешь относится, так и к тебе будут относится…

Вы сказали, что у Вас есть внутренний журнал, где Вы сами себе ставите оценку. Так какой он идеальный режиссер?

Идеальных не бывает… В виртуальном внутреннем журнале я сама себе оценку ставлю. Не ставлю никаких оценок всем остальным. Это все во мне. Идеальный режиссер — человек который много знает, много ездит, много работает. Идеальный режиссер – человек, который может ответить на любой вопрос. Еще каждый режиссер делится в чем он силен: хореографии, музыке и т.д. Так повелось, что в режиссуру мероприятий идут бывшие хореографы. Важно, чтобы этот человек умел общаться с актерами, артистами и зрителем. Чтобы он не забывал думать о зрителе! Есть люди, на которых я хотела бы равняться. Это Алексей Сеченов, тот, который сделал Азиаду. Это мое. Всегда буду учиться, смотреть. Для себя еще открыла Димитриу Папаиоан – греческий хореограф-режиссер, который ставил закрытие Олимпиады в Афинах, а сейчас Европейское открытие в Баку. Там мозгов просто кладезь. Буду стараться походить на них.
При этом все время смотрю в паспорт – успею-не успею, потому что всегда сравниваю, в какие годы они делали. Я тоже хочу еще чего-то достичь, что оставить. Если скульптор оставляет свои работы в камне, я хочу остаться в памяти.

Тогда давайте поговорим и о том, каким должен быть идеальный заказчик?

Это естественно человек, который знает, чего он хочет. Человек, сформироваший свое желание, человек, который имеет средства на свои хотелки и мои задумки. Это человек, который самое главное, в 12 часов ночи с боем курантов просто пошел ко мне пожал руку и сказал: «Спасибо большое, можно я дам ваш телефон кому-то еще и буду сам к вам звонить?». Я не люблю как корабли расходиться в большом и глубоком море. Либо параллельными курсами, либо никакими. Но раз и навсегда если наши пути пересеклись, то чтобы встретившись мы вновь хотя бы посмотрели друг другу в глаза прямо, поздоровались, спросили как дела и чтобы у человека было
желание поработать.

У любого творческого человека есть амбиции, в чем заключаются Ваши?

Я человека амбициозный. И считаю, что те, кто со мной работает и кого я воспитывала, многому у меня научились и я многое им дала. Это принцип, который я получила еще в «Азия дауысы»: если ты уходишь из компании, уходи честным, уходи благодарным; не сбегай как уж, впозая в щели; не хами, а всегда с пиететом и уважанием относись к человеку, с которым ты когда-то работал. Это первый принцип. В этом отношении я амбициозна. Когда кто-то, пойдя в большое плавание, может просто задрав нос пройти мимо меня… Я за это накажу таким способом, который только я знаю.
Еще амбициозность проявляется так. Когда меня приглашают, я и моя команда должны иметь уважение с приглашающей стороны. У меня нет райдеров как у звезд, я другое имею в виду. Есть профессия кризис-менеджер, а есть профессия кризис-режиссер. У меня хорошая команда. И очень многие, чтобы заработать кусок хлеба едут сами и помирают почти там. А когда уже нехватка времени и средств, а надо сделать конфетку, то почему-то начинают искать меня. И опять нужно учить этих людей, терять время и силы. А я люблю время. Хочу выродить все. А в такой ситуации приходится гнать как на литейном заводе руду. Это очень много сил забирает, и поэтому я всегда требую, в этом я амбициозна. Я и мои люди со мной. Я им доверяю, я их научила. Я знаю, где они могу закрыть позиции, которые мне и не надо знать. Где-то наоборот мне нужна моя сила, мой напор, мои мозги и идеи. В уважении мои амбиции.

В нашем коротком разговоре твой характер сложно раскрыть, поэтому скажи, с кем из известных актрис твоя личность похожа?

Не хочу играть в ассоциации, но мне близка по натуре Фаина Раневская. Может быть Алла Пугачева, может быть Барбара Стрейзанд – открытость и загадка есть. Наверное, я бы хотела быть пожоей на Пенелопу Крус — какой-то азарт и горящие глаза в ней есть…

Я думаю, что в свои 50 я какую-то маленькую норку, нишу занимаю. Уже спокойно относясь к тому, что для кого я тетя Гася. В Астане меня учили: «Называйте себя Карлыгаш Исаевна». Для кого-то да, я Карлыгаш Исаевна. Добрая ниточка, когда мне могут просто позвонить сказать: «Тетя Гася, вот то-то». Я помогу обязательно. Советом. Делом. Деньгами. Проектами. Прдназначение мое такое. Может быть, просто не пришло время. Может быть, не пришел час. Может быть, не было такого момента, когда я внимательно послушала исполнение, а может быть я просто не обратила внимание… Бывает такое…

Что бы Вы хотели еще сделать в ближайшее время?

Если бы у меня было время, я бы еще закончила два университета – по истории и обязательно по тв и коммуникации масс медиа. Я жадная до информации. Очень хочу быть подкованной в разных сферах, чтобы применить все в работе. Хочу английский выучить в совершентсве. Поработать в какой-то международной команде, хочу смотреть, применять, впитывать. Хочу чтобы меня хватило на многое.

Я хотела бы поработать на EXPO. Я знаю, что там планируется большое количество проектов и EXPO будет идти минимум полгода. С удовольcтвием поработала бы на открытии. Ведь хорошая команда, где друг другу доверяют, всегда нужна. Поэтому воспитываю команду.

Хотела бы поработать над большим большим фестивалем. Очень люблю «Азия дауысы». Хочу, чтобы он возродился и преследовал те же идеи. Каждый год езжу на «Славянский базар» и наблюдаю, что есть люди, которые ждут его, знают, что там будет, покупают заранее билеты и приезжают с разных концов света. У нас такого летнего музыкального фестиваля не хватает. Не хватает большой-большой площадки.
Гульбахор Хасанова 
26 Ноября 2015 г.

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий