Очень тихие зори. В казахстанский < Рецензии < Арт-библиотека < Арт

Очень тихие зори. В казахстанский прокат вышел российский патриотический блокбастер

11 Мая 2015 г., просмотров: 655.

Семидесятый юбилей Победы, как и ожидалось, стал благодатной порой для российского патриотического кино. Фильмы, посвященные этой дате, наиболее дальновидные продюсеры и режиссеры стали выпускать еще полтора года назад, запустив в общественное сознание мантру о несчастной современной молодежи, которая и книг не читает, и в кино не ходит, и о войне ничего не знает, а должна. Вместе с мантрой дальновидные режиссеры и продюсеры родили новую моду: снимать фильмы о войне середины прошлого века в стиле голливудских блокбастеров и компьютерных игр начала века нынешнего, что опять-таки полезно для современной молодежи, на этих самых играх и блокбастерах выросшей.

Собственно о традиции снимать большое кино о большой войне я уже писала, как раз полтора года назад, и спустя это время добавить мне нечего: мода на русское военно-патриотическое блокбастеростроительство только крепнет, а мантра о молодежи стала заменять синопсисы таких фильмов.

Вполне в духе этой моды опытный продюсер и так себе режиссер Ренат Давлетьяров снял «А зори здесь тихие» — ремейк классической экранизации повести Бориса Васильева, сделанной в 1972 году Станиславом Ростоцким.

Писать о том, какое место в советском кинематографе занимает оригинальная картина, не имеет смысла, это всем хорошо известно. Ростоцкий, как и Васильев, прошел всю войну, и не понаслышке знает «правду о войне», которую сейчас изощренно и ожесточенно пытаются присвоить себе и победители, и побежденные. И снимал свой фильм Станислав Иосифович не для молодого поколения, а для своих современников, тоже прошедших и переживших войну. И именно в этой среде фильм приобрел невероятную популярность. Для своего времени «А зори здесь тихие» был абсолютной крамолой, причем не соответствующей действительности. Кстати, этой недостоверностью пеняли еще Васильеву: действительно, по советским тылам за немецкими диверсантами гонялись летучие отряды СМЕРШа, а никак не пятеро зенитчиц. И застав таких нереальных: в тылу, с работающими зенитными установками, на самом деле не было.

А крамолы в фильме было хоть отбавляй: советские солдаты, попав в тыл, вместо того, чтобы оттачивать свои боевые навыки, пьянствуют и «по женскому дел»; сам старшина Васков расслабился от тыловой жизни, прижился у деревенской молодухи; одна из пятерых зенитчиц, Рита Осянина, оказывается ППЖ; из пятерых девушек-зенитчиц только одна, Женя Комелькова, погибла геройски, остальные – глупо и нелепо. Не фильм, а сплошное пятно на армии-победительнице!

Тем не менее, «А зори здесь тихие» стал не только самым лучшим фильмом 1972 года, но и был номинирован на премию «Оскар». Первые его зрители прекрасно понимали, что фильм – не о войне, что и застава, и погоня за диверсантами – условности, декорации, среди которых Ростоцкий поведал печальную правду: человек на войне оставался человеком, не ура-патриотческим былинным богатырем «одним махом семерых убивахом», не плакатным лубочным бойцом советской армии, а простым человеком со слабостями, с глупостями, с «нерадением и неразумением». И не все смерти на войне были героическими, оправданными и осмысленными. В большинстве они были глупыми, нелепыми и бессмысленными. Скорее всего, так и было. Только от этого война не перестала быть страшным и трагическим испытанием для целого народа и каждого человека, а подвиги, совершенные людьми на войне, не потеряли свою ценность.

Необычайно человечный для своего времени «А зори здесь тихие» убедительно показал, что на пути совершенной нацистской убийственной машины встали несовершенные люди: слабые, хрупкие, неподготовленные. И победили.       

Снятый на излете оттепели, фильм Ростоцкого стал первым опытом в зарождающемся мощном тренде, определившим лицо советского кинематографа на 25 лет вперед. Не побоюсь назвать этот тренд «постмодернизмом по-советски». На первый план выдвинулся индивидуум, личность. А масштабные баталии, или освоенная целина, или комсомольские стройки стали лишь декорациями, на фоне которых личность жила, развивалась, проявляла себя, отражая в своей судьбе судьбу своей страны и своего поколения.  

Для поколения, к которому принадлежит Ренат Давлетьяров, условности фильма Ростоцкого стали исторически достоверным фактом. Став одним из главных фильмов о войне в списке обязательной советской идеологической атрибутики, для сверстников Давлетьярова «А зори здесь тихие» были безусловной исторической правдой, на которой воспитывалось несколько поколений.


Приступая к ремейку легендарной картины, Давлетьяров не стал искать новых смыслов и сочинять новых слов о войне. Он сделал единственно верный ход: фотографически, покадрово, но с применением последних кинематографических достижений, слово в слово пересказал оригинал.

Поэтому, вопреки скептическим ожиданиям кинокритиков, киноэкспертов и кинозрителей, фильм у Давлетьярова получился хорошим. И даже красивее оригинала. Захватывающие красоты карельской природы, динамичные сцены перестрелок и поединков, красивые женские лица и тела, немецкие диверсанты, напоминающие персонажей из сериала «Игры престолов», делают ремейк примером хорошего современного патриотического кино. Особенно на фоне патриотического китча и околовоенного арт-хауса последних лет.

Разумеется, зрители, смотревшие первую часть, найдут массу отличий между двумя картинами. У Давлетьярова более прописаны истории жизней девушек до войны, не так подробно и страшно показаны их смерти, и, главное, старшина Васков в исполнении Петра Федорова более близок к литературному персонажу, чем к киношному.
Федоровский Васков воплотил на экране канонический образ советского командира младшего звена: серьезный мужик, грамотный воин, доблестный и заботливый наставник. Он не супермен, а реальный человек: тяжело переживает, что не удается попасть на фронт, но понимает, что нужен в тылу; строг и суров со своими подчиненными, но в нужный момент умеет и поддержать, и пожалеть, и развеселить, и позаботиться. Как любой человек, Васков ошибается (не смог уберечь от смерти пятерых девушек) и сомневается (зачем они гоняются за диверсантами?! Ведь Кировская железная дорога и Беломорско-Балтийский канал, куда направляется немецкий отряд, охраняются в десять раз лучше, чем пятерка неприспособленных к боям зенитчиц).   

Собственно, на персонаже Федорова и держится весь фильм. Он талантливо показал, как в одном человеке могут гармонично уживаться солдат и крестьянин. Видимо, Петр Петрович (племянник Александра Збруева) в скором времени станет «лицом» нового русского патриотического кино.

Из недостатков фильма можно отметить слабый женский кастинг, слишком бравурный саундтрек, местами просто не подходящий моменту, и излишнюю затянутость фильма.

Однако, как бы не старался Давлетьяров следовать оригиналу, новые реалии вложили в его фильм и новые идеи. Самыми современными методами важнейшего из искусств российскую молодежь пытаются научить любить Родину. Любить и защищать что бы на этой Родине не происходило, не требовать с Родины никаких дивидендов за свою любовь и преданность, а просто жить и служить ей. А Родина может быть любой: с холодными озерами, топкими болотами, непроходимыми лесами, тихими зорями и каналом имени товарища Сталина.
Анна Дармодехина
Служба новостей «Artparovoz»
11 Мая 2015 г.

Комментарии

Ваш комментарий может стать первым
Оставить комментарий
отписатьсяподписаться

Оставить комментарий